Доллар США $ — 00,0000 руб.
Евро € — 00,0000 руб.
  • Bnaglav
  • Главная
  • Мнение
  • Анатолий Широков: «Преференциальные режимы, которые работают в экономике Дальнего Востока, не распространены на сферу образования. Здесь нам нужны более льготные правила»

Анатолий Широков: «Преференциальные режимы, которые работают в экономике Дальнего Востока, не распространены на сферу образования. Здесь нам нужны более льготные правила»

PSX 20190918 175833

Фото из "Инстаграм" Анатолия Широкова


Авиаперевозки на Дальний Восток, развитие образования, горной промышленности и дорожной инфраструктуры в макрорегионе. Актуальные проблемы прокомментировал радио «Спутник» представитель Магаданской области в Совете Федерации, глава Совета по развитию Дальнего Востока и Байкальского региона при верхней палате парламента Анатолий Широков.

Неплоский вопрос

- Анатолий Иванович, первый вопрос об авиаперевозках. Аэрофлот намерен отказаться от плоских тарифов, об этом заявил гендиректор Николай Савельев. Что вы думаете по этому поводу?

- Подобного рода заявления вступают в резкий диссонанс с политикой Президента и Правительства РФ, которая проводится на Дальнем Востоке. Она заключается не только в создании особых преференциальных условий для инвесторов, но и в создании необходимых условий для транспортной доступности дальневосточников. По социологическим опросам одна из причин отъезда людей в ЦРС – отсутствие четкой системы транспортной доступности. Жители макрорегиона часто зависят от возможности транспортного передвижения по стране. Поэтому делается очень много, чтобы снять эту проблему. Работает несколько программ, в том числе программа субсидирования перелетов. В этом году она профинансирована на небывалую сумму – более 5 млрд рублей. Это очень много и очень хорошо, хотя потребности ДВ эта сумма не покрывает. Работает и программа плоских тарифов «Аэрофлота». Эти программы позволяют дальневосточникам передвигаться по стране. Особенно тем жителям, кто живет в регионах, у которых нет иных кроме воздушного транспорта возможностей перевозки пассажиров – это Камчатка, Сахалин, Магаданская область и Чукотка, еще Арктическая часть Якутии.

Поэтому заявление руководства "Аэрофлота" категорически не соответствует и посылам, и импульсу, который дает президент к развитию макрорегиона. И прежде чем такие вещи говорить, надо очень серьезно думать, а думать, прежде всего, о тех последствиях, которые могут принести высказывания директора государственной (обращаю внимание) компании.

- Наверное, необходимо привлечь к воздушным перевозкам на ДВ и другие авиакомпании, которые работают в стране?

- Здесь сразу возникает вопрос в финансовой поддержке таких компаний, потому что полеты на Дальний Восток довольно затратны. Здесь необходима программа господдержки. Тогда, я думаю, количество компаний, которые будут летать сюда, увеличится. Но это только часть проблемы, потому что существует еще актуальнейшая проблема организации авиаперевозок внутри самого макрорегиона хотя бы между административными центрами. Например, чтобы попасть из Магадана в Южно-Сахалинск надо лететь 2 дня. Ну о каком развитии связи и производственной кооперации субъектов можно говорить?

Другая огромная задача, которую надо решать – это внутрирегиональные перевозки. Все регионы ДВ обширны по территории.

По имеющимся у меня данным, под занавес существования Советского Союза на территории Дальнего Востока существовало 470 аэродромов. Сегодня осталось менее трети. Эта проблема постепенно решается: более 40 аэродромов уже в ремонте, обновляется авиационный парк.

Большие ожидания от БКАД

- Анатолий Иванович, есть ли подвижки в решении проблемы автомобильных дорог на Дальнем Востоке?

- Дальний Восток – это макрорегион, у которого самое низкое качество автомобильных дорог в стране. Безусловно, эта проблем требует скорейшего решения, потому что без транспортной инфраструктуры не будет развиваться экономика. Поэтому большие ожидания связаны с нацпроектом «Безопасные и качественные автомобильные дороги», в рамках которого идут и будут продолжены ремонт, реконструкция и строительство новых дорог на ДВ.

Но здесь нужно четко учитывать климатическую сезонную специфику макрорегиона, поскольку строительство, к примеру, в северных районах не может выполняться зимой, у нас только ограниченное количество времени, как правило, это лето. При этом все конкурсные процедуры, через которые идет финансирование, затягивают непосредственно выполнение работ. Можно получить деньги на строительство где-нибудь в мае, потом начинается поиск подрядчика и так далее. В итоге время уходит, ремонты или строительство дорог переносятся. Поэтому нам нужна дополнительная подработка этих механизмов, для того чтобы они более четко действовали на Дальнем Востоке.

Преференции - мимо

- В последнее время говорят о проблемах с высшим образованием в макрорегионе. С чем они связаны?

- Отмечу, что довольно бурными темпами на Дальнем Востоке развивается среднее профобразование. Это вполне оправдано, экономика нуждается именно в рабочих руках. Но стал заметен отток кадров высшей квалификации в ЦРС. Как вы знаете, я возглавлял региональный университет. Тогда мы всей командой решили, что будем вкладывать серьезные средства, причем государственные, на создание системы квалифицированных кадров. Мы специально направляли преподавателей на всякого рода повышения квалификации, на подготовку кандидатских и докторских диссертаций. Сегодня некоторые из них уже уехали из Магадана, другие собираются. А связано это с тем, что те преференциальные режимы, которые работают в экономике Дальнего Востока, не распространены на сферу образования.

К примеру, возьмем требования Министерства высшего образования и науки о приведении количества преподавателей к контингенту студентов. В соответствии с ними увеличивается количество студентов на одного преподавателя. А это автоматически ведет к необходимости сокращать преподавательский состав. Вузы Дальнего Востока, особенно региональные, оказываются в очень сложной ситуации. Все предыдущие годы мы готовили кадры, потому что понимали: вероятность приезда высококвалифицированных кадров в макрорегион низка. Но теперь нас заставляют практически расставаться с подготовленными кадрами. Кандидаты, доктора наук, уезжая из регионов ДВ, обратно уже не вернутся. Следовательно, средства, которые вузы в предыдущие времена потратили на подготовку этих кадров, фактически выбрасывают.

Поэтому нам нужны более льготные правила развития системы высшего образования на ДВ. Какие? Это можно обсуждать с профильным министерством. Думаю, мы найдем поддержку. Но то, что это необходимо – абсолютно точно. Потому что вузы, особенно региональные, играют не только роль высших учебных заведений, они фактически еще и место сборки регионов, особенно в таких небольших по населению территорий как Магаданская область, Камчатка, Сахалин. Уберите вузы, оттуда уедет молодежь. И она туда больше не вернется. Поэтому они даже не градо-, а регионообразующие. Их конечно нужно поддерживать.

Единственный драйвер

- Есть ли успехи у горной промышленности на ДВ?

- На площадках ВЭФ было очень хорошо заметно, что в целом горняки довольны развитием своей отрасли. Входят в строй новые месторождения самых различных ресурсов. Наблюдается рост добычи полезных ископаемых. Но есть проблемы, которые сегодня притормаживают развитие этой отрасли.

Горная промышленность сегодня – это мощнейший, если не сказать пока единственный драйвер развития всех территорий. Поэтому проблемы в отрасли могут повлиять на развитие ДВ.

Во-первых, у нас идет серьезное отставание в геологоразведке. Ее темпы не соответствуют потребностям развития горной промышленности. Природные ресурсы Арктики и ДВ имеют изученность от 3 до 10 %. Это ничтожно мало.

Сегодня наша страна стремится уйти от зависимости доллара. Это означает необходимость накапливания золотовалютных ресурсов. Поэтому недостаточная изученность, в частности, месторождений золота играет ровно против интересов нашей страны. Поэтому здесь необходимо существенно наращивать и государственное участие, и участие субъектов горной промышленности в геологическом изучении территории.

Другой момент. Существующее сегодня законодательство очень удобно для крупных компаний, которые имеют уже серьезные ресурсы и могут осуществлять длинный горизонт планирования своей деятельности. Для компаний юниорских такого рода деятельность существенно осложнена. Например, у нас получение лицензии может занимать до 200 дней. Это очень много. В ЮАР – это 45 дней. А сквозное получение лицензии до начала работы в нашей стране может занять 2-3 года. У небольшой компании нет финансовых ресурсов ждать: держать персонал, технику и так далее, чтобы потом приступить к работе. Поэтому небольшие компании в очень сложной ситуации. Это очевидная проблема, которая нуждается в законодательном решении.

Читайте новости Магадана и Магаданской области в Telegram и WhatsApp