Доллар США $ — 00,0000 руб.
Евро € — 00,0000 руб.
  • Bnaglav

Два Севера Виталия Шенталинского

Полярник и литератор первым открыл секретные архивы Лубянки

sh2

Супруги Татьяна и Виталий Шенталинские / Фото: Андрей ОСИПОВ.


7 октября исполняется 80 лет со дня рождения литератора Виталия Шенталинского, судьба которого долгие годы была связана с Северо-Востоком. Здесь Виталий Александрович участвовал в экспедициях на острове Врангеля, в Магадане вышли сборник стихов «Вместе с птицами» в 1968 году и документальная повесть «Ледовый капитан» в 1980-м. Он часто выступал на областном радио, его стихи о Севере были проникнуты лиризмом. Но в его душе было два Севера - романтический и трагический. Первый - это арктические экспедиции, командировки по национальным селам Чукотки. Трагический - его исследования истории ГУЛАГа.

На одной волне с Магаданом

Биография литератора полна неожиданных сочетаний: детство в глухих деревнях Татарии и столичное образование, профессия полярника и исследования в архивах КГБ. И - литературное творчество всю жизнь.

Незадолго до трагического ухода Виталий Александрович договорился с издательством «Охотник» о публикации в Магадане книги своих стихов и очень хотел этого. Начал восстанавливать, редактировать стихи, которые никогда не публиковались, - романтические, восторженные, на тему Севера.

- Он окрылился, когда издательство состыковалось с ним, и очень жаль, что, когда начала зарождаться новая книга, Виталия Александровича не стало, - с сожалением констатировала вдова Татьяна Сергеевна.

Виталий Шенталинский умер трагически, упав на остановке, за его жизнь врачи боролись неделю, но…

Окончив Арктическое училище в Ленинграде, Виталий взял распределение «как можно дальше» и уехал на Север. Так же поступила и Татьяна, окончив гнесинское музыкальное. Она, как многие, была увлечена Джеком Лондоном, Рокуэллом Кентом, хотела попасть на Север. Распределилась в Магадан, преподавала в музыкальном училище. В Магадане у Виталия Александровича вышла первая книга стихов, а Татьяна Сергеевна стала исследователем фольклора. Благодаря ей на всю страну прославился самодеятельный уникальный хор «Марковские вечерки». Она помогла артисткам стать победителями Всесоюзного смотра сельской самодеятельности. Услышав красивые песни, унаследованные от русских первопроходцев и первопоселенцев и сохраненные марковчанами, не могла от них оторваться, защитила диплом «Песни села Марково Магаданской области». Старейшие солистки хора тепло вспоминают ее, ведь она дала коллективу вторую жизнь.

 В Магадане Шенталинские жили с небольшим перерывом с 1963 по 1969 год. Но и потом старались не прерывать связи с Севером и Магаданом. Виталий Александрович ездил несколько раз на остров Врангеля как корреспондент журнала «Вокруг света», посещал районы Чукотки, и всегда он возвращался через Магадан, встречаясь здесь с писателями Альбертом Мифтахутдиновым, Михаилом Эдидовичем, Анатолием Пчелкиным.

Это нужно живым!

В годы перестройки Шенталинский организовал и возглавил Комиссию при Союзе писателей РСФСР по творческому наследию репрессированных писателей России. Он первым открыл литературные архивы КГБ и опубликовал хранившиеся рукописи и материалы о Булгакове, Горьком, Мандельштаме, Бердяеве, Платонове, Цветаевой, Шолохове, Ахматовой, Пастернаке. Эти книги переведены на девять языков, включая французский, английский и испанский, изданы в десяти странах мира.

Особенную известность получило издание «Рабы свободы», в нем на основе закрытых материалов Лубянки помещены рассказы-исследования о судьбах репрессированных. Шенталинский с пристрастием отбирал материалы, касающиеся лагерной Колымы. По его признанию, их было больше всего, они были самыми интересными и ценными. Процитируем фрагмент книги: «Подтверждались мысли Солженицына: «Колыма в Архипелаге отдельный материк, она достойна отдельных повествований потому, что на Колыму стянули цвет арестантского мира». Прислушаемся к Шаламову: «Лагерная тема - большая тема, в ней разместятся сто таких писателей, как Солженицын, пять таких, как Лев Толстой. И никому не будет тесно». В наши дни Варлам Шаламов, Юрий Домбровский, Анатолий Жигулин, Евгения Гинзбург напечатаны массовыми тиражами и услышаны всеми. Но не исчерпана тема, важно обнародовать то, что еще неведомо. Тут особый долг, единственная возможность помочь павшим и отверженным, спасти их от забвения. Это нужно живым!».

Один из очерков Шенталинского посвящен баронессе Нине Гаген-Торн, ровеснице ХХ века, дочери профессора Военно-медицинской академии, обрусевшего шведа. Когда о ней вышел материал в «Огоньке», посыпались письма с просьбой рассказать о ней подробнее. У Нины Ивановны, выпускницы Петербургского университета, было блестящее начало: экспедиции на Север, в Поволжье, в Петербурге она стала ученицей писателя Андрея Белого, увлеклась этнографией, училась в аспирантуре, изучая историю литературы и языков Запада и Востока. Ее арестовали по ложному доносу в 1937-м, дали срок 5 лет на Колыме. После Нина Ивановна успела вернуться в Академию наук, подготовила кандидатскую. А в 1947-м второй арест, лагерь.

Гаген-Торн была кандидатом исторических наук, знатоком фольклора. Следователи проверяли, насколько она, иностранка по происхождению, идеологически правильно мыслит. А заключенная давала им уроки истории, после одного из них тот, кто ее допрашивал, дружески сказал:

- Идите в камеру отдыхать, скоро ужин.

Когда женщина оказалась в камере, ей принесли перловую кашу. А потом она подошла к сокамерницам, сидевшим в углу, и предложила: «Хотите, прочту стихи?». И стала читать вперемежку свои и чужие… Каждый день ее стали просить: «Скажите нам что-нибудь!». «Я «говорила» и Блока, и Пушкина, и Некрасова, и Мандельштама, и Гумилева, и Тютчева. Лица светлели, прояснялись глаза. Каждая думала не только о своем - о человеческом, об общем», - вспоминала она.

«Рабы свободы» получили одобрительные отзывы А. Солженицына, Б. Окуджавы, Л. Чуковской, Е. Евтушенко и других известных писателей и специалистов по русской литературе и истории. Шенталинского благодарили «за печальную, горькую, но необходимую книгу». В рейтинге лучших изданий, вышедших во Франции в 1993 году, она заняла второе место. Продолжением работы над трагической темой стали книги Виталия Александровича «Донос на Сократа», «Преступление без наказания».

Виталий Шенталинский был полон творческих планов и надежд, с ним мы могли встретиться на презентации его новой книги, не уйди он трагически из жизни 27 июля 2018 года в Серпухове. Но издание о нем обязательно увидит свет.

Справка «МП»


sh1

Виталий Шенталинский - русский писатель, поэт, прозаик, журналист и общественный деятель, педагог.

Виталий Александрович родился в Кемерово 7 октября 1939 года, образование получил в Арктическом морском училище Ленинграда и на факультет журналистики Московского государственного университета. Участвовал в пяти высокоширотных экспедициях, шесть лет жил в Магадане. Шенталинский был специальным корреспондентом журнала «Вокруг света», вел рубрику «Хранить вечно» в «Огоньке», был редактором радио и телевидения. Его наследие - 12 книг, среди которых поэтические сборники «Вместе с птицами», «Перелетные снега», «Яви лицо», «Наедине с людьми», документальные повести «Ледовый капитан», «Преступление без наказания», «Рабы свободы», книга об острове Врангеля «Дом человеку и дикому зверю». Лауреат премий журналов «Звезда», «Огонек», «Сельская новь». Виталий Александрович скоропостижно скончался 27 июля 2018 года в Серпухове.

Молекула железа

Живем не по законам леса.

В несчастье кто-нибудь дает

Нам ту молекулу железа,

Которой так недостает.

И, может, простота участья

В чужой запутанной судьбе

И есть единственное счастье,

Что нам доступно на земле.

Чукотка

На морщинах Чукотки

Озера, как слезы, стоят.

Лес страдает чахоткой,

Под нартами мамонты спят.

Ветер режет лицо

У дерзнувших отправиться в путь,

Словно скульптор резцом,

Оставляя лишь голую суть.

Кружит зверь у капканов,

Земля продолжает полет.

Ночь на плечи своих капитанов

Тяжелые руки кладет.

Памятник

В глухом краю на сером валуне

Два слова: «Берегите человека!».

Нести бы этот камень на спине,

Чтобы поставить у подножья века.

На главных площадях Большой земли,

На поворотах мировых событий,

Прохожий, на мгновение замри

И слушай: «Человека берегите!».

Какой бродяга нас предостерег?

Кто мы - семья или толпа двуногих?

Какую б ты ни выбрал из дорог,

Пусть этот камень станет у дороги.

Я вижу человека с рюкзаком.

Полярный день. Чукотское

безлюдье.

В далеком, близком и в себе самом

Уберегите человека, люди!

***

Во второй половине двадцатого века

Я родного искал на земле человека.

Заблудилась душа средь людского

бедлама.

Много в мире людей, человечества

мало.

Я его соберу и слеплю по кровинке

 Из премудрости старческой,

детской улыбки,

Милосердия женского, гнева

мужского,

Из небесного света и праха земного.

Чудо

Далекий и близкий мой, здравствуй!

Сегодня на сердце светло.

Так просто растаять

в пространстве,

Исчезнуть, вернуться в ничто.

Так сложно остаться надолго

И слиться с огнем на реке,

С коньком и скворешней над домом,

С резцом или дудкой в руке.

И как от болезни очнуться -

В улыбке природы прочесть,

Что жизнь - не молитва о чуде,

А чудо, которое есть.

И снова поверить, как в детстве,

Что чудо - основа всего,

Что ты - не случайный свидетель,

А главный виновник его.

Читайте новости Магадана и Магаданской области в Telegram и WhatsApp