Доллар США $ — 00,0000 руб.
Евро € — 00,0000 руб.
  • Bnaglav

Душой – с Магаданом

7 октября родился выдающийся человек – архитектор Камиль Козаев, совместно с Эрнстом Неизвестным подаривший нам «Маску Скорби»

i

Маска Скорби / Фото: Виктор САТНОВСКИЙ


Архитектор, воплотивший с Эрнстом Неизвестным в бетоне символ пострадавших от репрессий во времена ГУЛАГа – «Маску Скорби», на днях отметил свое 75-летие. И пусть сейчас Камиль Козаев живет в другом городе, часть его души навсегда останется здесь, в туманах Магадана.

По ком звонит колокол?

Среди фото в профиле архитектора есть и снимок вечерней «Маски Скорби», - она на его странице встречается часто, - а к ней в переписке и слова Камиля Козаева:

«Гениальная задумка Эрнста!!! Это разрушенный Храм. Храм Души человеческой. И крест не канонический. Это скульптура Эрнста "Каждый несёт свой крест". И, глядя на сжатые кулаки и открытый в истошном крике рот, понимаешь какой крест выпало нести узникам ГУЛАГ, а я  рад, что мне удалось осуществить задумку Эрнста и немного усилить этот храмовый эффект, вмонтировав в Г-образную глазницу импровизированный колокол, звон которого  возникает от малейшего дуновения ветра. Это было небольшим сюрпризом для Эрнста. Услышав колокол, он подумал, что где-то рядом построена часовня".

Архитектор Камиль Козаев вспоминал, как возникла идея создания монумента жертвам политических репрессий, как шло его сооружение:

- Обратиться к всемирно известному скульптору, проживающему в Нью-Йорке, Эрнсту Неизвестному предложил председатель магаданского отделения общества «Мемориал» Мирон Этлис председателю горисполкома Геннадию Дорофееву. И вскоре проект, названный «Маска Скорби», представили на расширенном заседании Магаданского горисполкома с участием общественности. Проект приняли. Мирон Маркович познакомил меня с Эрнстом Иосифовичем, и мы вместе взялись за проект.

Но какое было сложное для России и Магадана время! Тяжелые 1990-е годы. Город не мог вложить деньги в проект - их не было. Эрнст Неизвестный отказался от гонорара. Скульптор прилетал несколько раз за свой счет из Нью-Йорка в Екатеринбург, чтобы лепить в глине «Маску Скорби». Возведение мемориала, как ни странно, осуществили вопреки времени. Тогда люди месяцами не получали зарплату, полки магазинов были пусты, инфляция «съедала» деньги. Но строительство грандиозного памятника осуществилось! На пресс-конференции в Москве Эрнсту Иосифовичу задали вопрос: «Почему в Воркуте и Екатеринбурге не построили задуманные монументы?». На это он ответил: «Я верю в народ, еще больше - в одного сумасшедшего из народа. Так вот, в Магадане я встретил и подружился с такими сумасшедшими, а в других городах таких я не встретил».

В память о деде

RMS 8910Камиль Козаев, декабрь, 2013 г. / Фото: Расул МЕСЯГУТОВ, "МП"


Как соавтор гениального скульптора Камиль Козаев считает, что в Магадане удалось воплотить все задуманное Эрнстом Иосифовичем.

- «Маска» получилась такой, какой Эрнст Неизвестный задумал ее еще 40 лет назад. Узкая, по мавзолейному принципу лестница, блок памяти в левом полушарии, слезы-маски, отображающие бесконечную скорбь. Я предложил воспользоваться лестницей и войти внутрь скульптуры, организовав в ней камеру-одиночку, как в лагерных бараках усиленного режима, - рассказывает Камиль Козаев. - Каждый посетитель, пройдя через эту камеру, на секунду почувствует себя заключенным. Неизвестный согласился. Элементы музейной комнаты и камеры с решетками, одеждой, полуистлевшей обувью привезли из брошенных лагерей сотрудники Магаданского областного краеведческого музея, организовав по моей просьбе специальную экспедицию.

Место для мемориала выбирал Камиль Тагирович. Сопка Крутая оказалась наиболее подходящей для замысла. У ее подножия была знаменитая пересылка, через которую прошли все заключенные Колымы. Вся территория Крутой - составная часть мемориала. И снова архитектор вспоминает:

- Строили в долг. Дирекции строительства, которую мне пришлось возглавлять, только перед завершением, дойдя до Президента России Бориса Ельцина, удалось получить из федерального бюджета целевое финансирование и расплатиться с рабочими. Возведение монумента требовало огромных усилий. Строители в непогоду по сугробам поднимались на стройку пешком, потому что не успевали расчищать дорогу после ночных метелей. Только родившиеся или долго живущие в Магадане могли пойти на эту уникальную стройку, которой руководил Владимир Головань. Помню, как самый молодой строитель в бригаде Эдик Орлов, только что вернувшийся из армии, отказался переходить в высокооплачиваемую бригаду на объект «Кубаки», заявив, что он сооружает «Маску» в память о репрессированном деде.

Каждый несет свой крест…

Вокруг монумента шли споры. Верующим не понравился искаженный канонический крест. Эрнст мне как-то сказал на это: «Старик, я не настолько верующий, чтобы изваять каноническое распятие. Это моя скульптура, говорящая о том, что каждый несет свой крест. А сжатые кулаки, поджатые ноги и истошный крик говорят о том, какой крест несли политические заключенные». Эрнст Иосифович прошел фронт, чудом выжил после смертельного ранения. Домой матери Неизвестного приходили похоронки на сына, - рассказал Камиль Козаев.

- Духовность - от слов дух, душа. Город состоит из множества наших душ. Каковы они, таков и Магадан. Через Колыму прошел весь цвет страны. Многие после освобождения остались здесь и вместе с первооткрывателями заложили основу культурного слоя Магадана. В 1980-х был создан клуб творческой интеллигенции при областной библиотеке им. А. С. Пушкина. Какие познавательные вечера проводили с актерами, писателями, художниками! Это были взаимно обогащающие встречи. Часто обсуждение новинок переносилось в квартиры и продолжалось до утра. Это люди-самородки, подарившие золотые годы Магадану!

Напомним


12 июня 1996 года в Магадане открыли «Маску Скорби» - мемориал, посвященный памяти жертв политических репрессий Авторы - скульптор Эрнст Неизвестный и архитектор Камиль Казаев.

Памятник стал первой воплощенной в реальность частью задуманного великим мастером мемориала «Треугольник страданий» (Воркута — Екатеринбург — Магадан). 20 ноября 2017 года был открыт второй монумент «Треугольника скорби» — под Екатеринбургом («Маски скорби: Европа-Азия»). Третий монумент (в Воркуте) не создан. В день открытия мемориала над сопкой Крутой стелился туман, а плачущую погоду и настроение многих Эрнст Неизвестный обозначил кратко: «Эманация горя».

Читайте новости Магадана и Магаданской области в Telegram и WhatsApp