Доллар США $ — 00,0000 руб.
Евро € — 00,0000 руб.
  • Bnaglav

Анатолий Пчелкин: «Без Севера не пишется»

Он был слесарем, старателем, экологом, пожарным и тонким художником слова

Анатолий Пчелкин 22.08.1980

Анатолий Пчелкин. Конец 1980-х гг. / Фото: Расул Месягутов, «МП»


Поэту Анатолию Пчелкину в сентябре этого года исполнилось бы 80. Его не стало 17 лет назад и тоже в сентябре, 15-го числа. 15 лет он был у руля областной писательской организации, 43 года прожил на Севере, из-под его пера вышло около 20 сборников.

Роковой сентябрь  

По необъяснимому стечению обстоятельств, когда счет жизни пошел на часы и минуты, будто предчувствуя собственный уход, Анатолий Александрович сочинил четверостишие:

Кончено все. Никого не виня,

Лучше уж сам осознаю

заранее:

Больше никто не услышит меня

ни во Владимире, ни в Магадане.

 14.09.02 г.

Поэт простился с Магаданом весной 2001 года. При расставании на литературном вечере ему произнесли столько благодарных слов, что хватило бы десяткам людей. Получая прощальные автографы, друзья с грустью говорили, что крылья Пегаса, покровителя гильдии поэтов, являющегося символом вдохновения, стали символом разлуки. Поэт расставался с краем, где жил и творил четыре десятилетия.

А на следующий вечер после отъезда Пчелкина в Магадане дотла сгорело легендарное здание дальстроевских времен - знаменитый клуб «Строитель». В нем много лет собирались писатели, поэты, сколько там прозвучало стихов, споров до хрипоты, сколько было застолий, радостей и настоящих драм! Зарево было видно всему городу: пламя высоко полыхало над деревянной постройкой. И всех точила мысль: уехал Пчелкин и - пожар. К чему же это? Казалось, сгорело и погасло прошлое.

Остался в сердце русской земли

Во Владимире Анатолий Александрович прожил полтора года. Друзьям сообщал: «На Чукотке ждут мои стихи о любви к Чукотке, на Колыме - к Колыме, во Владимире - признаний в любви к Золотым воротам, храму Покрова на Нерли, Суздалю. Я ничего не написал о Владимирщине, только переместил тело в пространстве, а душой на Севере. Надеюсь, сочиненное на Врангеля, в Заливе Креста, Анадыре и Магадане будет понятно владимирцам - землякам Владимира Солоухина. Огорчен тем, что поздно приехал сюда, ничего не успею - ни осмыслить, ни прочувствовать, ни тем более написать. Не успею обзавестись друзьями, а без дружбы и северян непривычно трудно».

Единственным, кто зашел к Пчелкину во Владимире, да и то лишь на один вечер, был Станислав Бахвалов. Ему Пчелкин сказал, что на новом месте не пишется.

Огорчений хватало: из строя вышел компьютер, в который Анатолий Александрович занес многое из своего архива и архива писательской организации, восстановить утраченное было невозможно. Его мучило, что там новые читатели не знают Кымытваль, Мифтахутдинова. Во Владимире оставался членом Магаданской писательской организации, к тамошнему отделению относился иронично, поскольку, по его словам, стихов газеты не печатают. Ждал вести из Магадана. Благодарил за вырезки из газет, просил прислать список дней рождения друзей. Спрашивал, как идет строительство собора, горевал, что кануло в Лету издательство, болела душа за альманах, пишущим давал бесценные советы.

Пчелкин ЧБ

Антонина Кымытваль и Анатолий Пчелкин / Фото: личный архив А. Пчелкина


…Анатолий Александрович упокоен в самом сердце земли русской, что можно расценить как факт признания Пчелкина поэтом не региональным, а общероссийского уровня и масштаба. Волей судьбы он остался в исторических местах вблизи Владимирских Золотых ворот, неподалеку от древнего Успенского собора с фресками Андрея Рублева, на земле, помнившей топот ордынских коней. Когда-нибудь аура тех мест дала бы знать о себе в новых стихах, поэту нужно было немного времени, чтобы осмотреться, но не случилось.

С распахнутой душой

Природа наделила Анатолия Александровича красивой внешностью, музыкальным слухом, особым восприятием мира. Судьба свела его со всеми известными литераторами Северо-Востока, для многих начинающих он стал тем, кому они доверили первые стихи, прозу. Ко всем был великодушен, открывал таланты, хлопотал об издании их книг, материальном благополучии. Заочно окончил Литературный институт им. М. Горького. Занимался в семинаре поэтов Александра Межирова, Леонида Мартынова - вот почему его поэзию отличают изысканная образность, высокая поэтическая культура.

Особая заслуга Анатолия Пчелкина - его работы как поэта-переводчика. Он познакомил читателей со стихами Антонины Кымытваль, Юрия Анко, Михаила Вальгиргина, Сергея Тиркыгина, Владимира Тнескина. Таких людей в судьбе Анатолия Александровича были десятки. Он жил с распахнутой душой, ни перед кем не угодничал, знал цену настоящей мужской дружбы и женской любви. Говорил, что работа души - самая тяжкая и тяжелая ноша. Один из его сборников называется «Душа болит» - это признание его главного качества как творца, художника слова. Об этом в полную силу свидетельствует последний сборник «Непогодь», в нем запечатлен драматизм переходного времени 1990-х, эпохи, после которой и завершился земной путь поэта.

10001 ЧБ

Экслибрис графика Владимира Истомина / Фото: личный архив А. Пчелкина


Последнее десятилетие жизни Пчелкина промчалось ярко, как одержимая молодость. Он написал полемически острые протестные стихи, сопротивляясь накату очернительной литературы, кино, которое культивировало насилие. В «Непогоди» собралась боль поэта за судьбу страны, отчаяние человека, на глазах которого рухнули устои культуры. В ней он предстал многоликим. Эта книга высветила стержень его творчества - Север, любовь к нему, людям, природе. Эти качества поэзии Анатолия Пчелкина высоко ценил легендарный советский писатель Виктор Астафьев. Они переписывались, а в 2000 году встретились на всероссийских «Астафьевских чтениях». Пчелкин щедро дарил стихи друзьям к дням рождения, на свадьбы. К примеру, Вадиму Козину, с которым реже всех встречался и даже как будто не интересовался им, накануне помпезного юбилея посвятил пронзительное четверостишие:

Сам себе награда и обуза,

Чудом избегающий сумы,

Соловей Советского Союза

Затухает в дебрях Колымы.

Друзьями Пчелкина в чукотской и колымской глубинке становились люди-самородки. Например, хасынские камнерезы Геннадий Скирпичников и Борис Жуланов, которых, как и поэта, причисляют к олимпу, но ювелирному. Он был дружен с косторезами Уэлена, художниками-живописцами, графиками. Изредка тем из них, кому доверял, показывал собственные карандашные рисунки и наброски, причем из скромности просил о своем хобби не рассказывать, напрасно считая, что как автор рисунков он слаб. Таким запомнился большой поэт Анатолий Пчелкин.

Биографическая справка


Анатолий Пчелкин родился 21 сентября 1939 года на станции Рудченково Донецкой области. Вырос в семье пекаря, с детства помнил запах и вкус теплого хлеба. В 1958-м был призван в армию. Служил в п. Угольные Копи на Чукотке. Первое стихотворение опубликовал в газете «Советская Чукотка» в 1960 году. Работал корреспондентом чукотского радио и ряда областных газет. Первая книга стихов «Берег» вышла в 1965-м. В 1974 году заочно окончил Литературный институт им. М. Горького в Москве. В разные годы жил в Анадыре, Эгвекиноте, на Колыме, в том числе в Магадане. Пчелкин - автор сборников стихо-
творений, названия которых подчеркивают любовь к Северу: «Глубина вздоха», «Берег», «Свет снега», «Мерзлый ветер», «Комната эха», «Тринадцать месяцев», «Душа болит», «От Биллингса до Нольда». 

Кстати


Малоизвестный факт: Пчелкин был единственным приглашенным от Дальнего Востока поэтом на «Пушкинский бал», который устраивали во дворцах Москвы и Северной столицы для самых тонких поэтов. Этот знак внимания расценивался как признание его на литературном олимпе России.

Марина ПРАСКОВА.

Читайте новости Магадана и Магаданской области в Telegram и WhatsApp