Доллар США $ — 00,0000 руб.
Евро € — 00,0000 руб.
05 февраля 2020 | 15:05

Непокоренная

Взрослые дети о судьбе блокадницы Людмилы Смирновой

smirnova blokada

На торжествах в Санкт-Петербурге, январь 2019 года / Фото из семейного архива Людмилы Смирновой


В дни Всероссийской акции «Блокадный хлеб», в ознаменование 76-й годовщины снятия блокады Ленинграда, в Магадане прошло множество встреч с ветеранами.

На одной из них присутствовала Людмила Александровна Смирнова, уроженка Ленинграда, чудом оставшаяся в живых в блокированном городе. Сейчас ей идет 84-й год. Когда пожилая женщина говорила, что довелось пережить, ее глаза увлажнялись: до сих пор тяжело вспоминать то время. А ведь уже минуло 76 лет со дня разгрома немцев под Ленинградом и 75 лет после Победы в Великой Отечественной войне.

- Это очень тяжело, но понимаю, что поколениям, идущим нам на смену, нужны наши рассказы, я только топать научилась, когда началась блокада, и трехлетняя осталась сиротой, - волнуясь, говорит Людмила Александровна.

Единственный эпизод детства

Горькую правду о детстве и дальнейшей судьбе блокадницы Людмилы Смирновой корреспонденту «МП» рассказала дочь Анна Соболева:

- В 2019 году маму пригласили на торжества в честь 75-летия снятия блокады, она была в Санкт-Петербурге почетной гостьей. Представляете, в свои 82 года не только хорошо перенесла перелет, но и, приехав в город на Неве, не пропустила ни одного мероприятия. Мама присутствовала на военном параде на Дворцовой площади, посетила мемориал на Пискаревском кладбище, побывала на всех памятных экскурсиях и концертах. Для нее это стало огромным событием. В годы нашего детства мне и брату Игорю она рассказывала о себе. Как в три года осталась сиротой, воспитывалась в детском доме. Она никогда не узнает, где жила ее семья, как звали родителей, имя и фамилию ей дали в детдоме.

У Людмилы Александровны в памяти сохранился страх утонуть в Неве: ее на руках держал отец и, прощаясь, высоко подбросил малышку. Детская память подсказывала, что, вероятно, тогда он уходил с мужчинами в ополчение. Это единственный эпизод, связанный с родителями Людмилы Смирновой. Вскоре кроха останется одна без еды, жилья и родных.

Тогда таких детей в Ленинграде было много. Их, беспризорных, собирали добрые люди и определяли в детские дома. Дочери и сыну Людмилы Александровны больно даже представлять, каково тогда было их маме, когда она пряталась в подвалах, ходила голодная.

- Зимой маму по «Дороге жизни» - через Ладогу - увезли из Ленинграда на «большую землю», и она оказалась в Яро­славской области, в селе Диево-Городище, что стоит на берегу Волги, - продолжает Анна Соболева. - Там и воспитывалась до 16 лет. В родной Ленинград так и не смогла вернуться. Все это жестоко, несправедливо, но такой уж оказалась судьба, да и не у одной нашей мамы. Ее трудовая жизнь началась сразу после выпуска из детского дома.

Людмила Смирнова пошла на прядильную фабрику в г.  Карабаново Владимирской области. Потом восстанавливала разрушенный Сталинград, после по комсомольской путевке уехала в Казахстан поднимать целину, там она работала на комбайне. Людмила Александровна трудилась на всесоюзных стройках - на БАМе, строила железную дорогу Абакан  - Тайшет.

- Путешествуя, мама увидела всю нашу огромную страну. Я родилась в 1959 году, тогда родители жили во Фрунзе, теперь это Бишкек, - дополнила Анна Викторовна. В 1970 году из теп­лой Киргизии мы перебрались в Магаданскую область.

Полвека на Колыме

Fabrika formatovKRL 6740

Людмила Смирнова / Фото: пресс-служба правительства Магаданской области


В 1970 году Людмила Александровна с мужем и дочкой обосновалась в Оротукане. Устроилась на работу в котельную. Промышленный поселок тех лет был очень крупным, на всю мощь задействован завод ремонта горного оборудования, обслуживающий ГОКи Колымы, Чукотки, Якутии, была огромная автобаза, вокруг десятки артелей, приисков. Несколько лет назад Людмила Смирнова ездила туда с дочкой, очень им хотелось посмотреть, где жили раньше.

В Оротукане семья пополнилась - родился сын Игорь. Он вспомнил, как в те годы маме хотелось перебраться ближе к Магадану, чтобы дети могли посещать театр, ходить в музей и на концерты. Впрочем, так все и было.

- Купили частный дом в Стекольном. Трудилась мама много, отдыхала мало. В отпуск не ходила, больничных не брала ни разу, нас растила, она ни в чем не отказывала нам, ради нас работала в три смены. Стекольный привлек близостью к Магадану и тем, что он в благодатной зоне, где летом тепло, земля дает богатые урожаи огурцов, помидоров, картофеля, зелени. Наша трудолюбивая мама любила хозяйство - выращивала отменные овощи. Как ухаживала за грядками, как радовалась, когда собирала плоды! Все у нас было свое благодаря ей. Даже корову держали, кур тоже. Только потом случилась большая беда - дом сгорел, она сильно горевала и переживала из-за несчастья.

Пожар случился, когда семья уехала в отпуск, а узнали от соседей. Тогда им дали квартиру в Стекольном, а Людмилу Александровну вскоре оформили в Магаданский дом ветеранов, где она сейчас живет. Несколько раз в неделю ее навещает дочь. У Людмилы Александровны растут внуки. Саша, Никита и Миша знают о нелегкой судьбе бабушки в военные и послевоенные годы, жалеют ее, слушают советы и наставления любимой бабулечки.

- В мирное время дети должны жить с родителями, воспитывать их надо в любви, ласке, заботе, - убеждена Людмила Смирнова. - Я попала в детский дом по несчастью, но такого не должно быть в мирное время. Большое значение имеет воспитание. Нас в детском доме ругали за плохое поведение и двойки, следили, чтобы мы не воровали в чужих огородах. Современная молодежь должна учиться и трудиться, я так воспитывала и своих детей.

Сын Людмилы Александровны сейчас в Севастополе, регулярно звонит маме, интересуется здоровьем, настроением. На этой неделе он и дочь поздравили маму с Днем снятия блокады города Ленинграда. Их радует, что в эти дни она постоянно среди людей, приглашена на встречи с молодежью - словом, в центре внимания.

Чтобы помнили

Людмила Смирнова - постоянная читательница «МП», напоследок она просила рассказать на странице «Семейный остров», из чего делали хлеб в блокаду, при этом сказала:

- Пусть никому не придется его есть, но знать, каким он был, люди должны.

Блокадный хлеб:

  • 57 % - обойная мука,
  • 20 - 30 % - овсяная мука,
  • 10 % - подсолнечный жмых,
  • 3 % - соль,
  • 2 - 3 % - солод.

При приготовлении хлеба формы для выпечки смазывали техническим маслом - другого не было.

Марина ПРАСКОВА.

Поделиться новостью:

Читайте наши новости в WhatsApp И Telegramm


Читайте также