Доллар США $ — 00,0000 руб.
Евро € — 00,0000 руб.
18 ноября 2020 | 18:00

Цена вдоха: как в Магадане возвращают к жизни тяжелых пациентов с ковидной пневмонией

Рассказ анестезиолога-реаниматолога инфекционного госпиталя Руслана Шелудько о тонкостях профессии и буднях персонала отделения

3b42f9e1 cc2b 4a03 91d7 fbab05a53f65

Медсестра-анестезист Ольга Бова после смены / Фото из личного архива Руслана ШЕЛУДЬКО


Когда бы человек, будучи в отменном здравии, спеша на работу каждое утро, задумался над тем, как он всецело счастлив, вдыхая носом студеный колымский воздух, и что это - повод для радости? Наверняка так считают и те наши земляки, кто побывал в бывшем санатории «Взморье», в инфекционном госпитале № 1, в отделении реанимации, где каждый день врачи борются за то, чтобы вернуть пациенту эту поистине драгоценную способность дышать самостоятельно.

О тонкостях профессии и буднях персонала отделения «МП» рассказал врач - анестезиолог-реаниматолог Руслан Шелудько, который работает в госпитале с самого начала пандемии: он был в числе первых добровольцев, два с половиной месяца не покидавших стен учреждения в условиях полной изоляции.

Уроженец Сахалина, Руслан с 2015-го, сразу после окончания специализированного обучения в г. Хабаровске, работал в отделении реанимации Магаданской областной больницы, с весны этого года - в инфекционном госпитале, в «красной» зоне, то есть где лежат люди с вирусной пневмонией.

По первому зову

- То, что происходит сейчас, мы называем уже вторым сезоном,  - рассказывает Руслан Шелудько.  - Вначале, да и сегодня, мы не задумывались, просто делали свое дело по первому зову, первому распоряжению. Признаться, было одновременно и страшно, и интересно попробовать себя, испытать, что ты можешь как специалист. Пациенты те же, тяжелые. Но условия совершенно другие. Сложно было находиться в изоляции от семьи и родных.

А еще, по мнению врача, в числе новых условий - особенность коронавирусной инфекции, когда по мере изучения заболевания медицинским и научным сообществами лечение постоянно корректируется. На данный момент вышли уже девятые клинические рекомендации по лечению ковида, и они в корне отличаются от вторых, например, или третьих. А то, насколько они эффективны, покажет только время.

- Жили мы одним коллективом. Это, можно сказать, военно-полевые, казарменные условия, - продолжает Руслан Шелудько.  - В одной комнате 6 докторов, в нашей преимущественно анестезиологи и реаниматологи. Коллектив очень дружный, постоянно помогаем друг другу, поддерживаем. И сейчас, во втором сезоне, собрались прежним составом. Приятно, конечно, было увидеть близкие лица, с которыми начинали: это и доктора, и сестры, и младший медперсонал - как одна большая семья.

По словам Руслана, изначально доктора работали по 4  часа в «грязной» зоне (так здесь называется зона открытой инфекции) через 8, после перешли на режим 5 часов через 10. Последний месяц - 6 через 12. Это уже ощутимо: казалось бы, ну что там, один час прибавился? Но ко всему привыкли. Сейчас дежурная бригада заезжает на сутки - два врача-анестезиолога, 2 медсестры и сестры по уходу, которые после окончания рабочего дня едут домой.

В течение смены доктор не может покидать «красную» зону. Представьте, даже для того, чтобы посетить уборную! Бывают, конечно, исключения, но слишком много манипуляций придется провести для этого, начиная от вызова коллеги, который подменит на пару минут, до полного переодевания в новую одежду и прочие средства защиты.

«Красная» зона

ad763bf1 156a 4889 b229 10323fd3bb78

Руслан Шелудько (крайний слева): «Теперь для нас это обычные дежурства, привыкли ко всему» / Фото из личного архива Руслана ШЕЛУДЬКО


Здесь легких пациентов нет. Все тяжелые и очень тяжелые, которые самостоятельно дышать если и могут, то мало-мальски. 10  коек, которые никогда не бывают пустыми, тем более сейчас, в разгар пандемии.

Пациенты не встают, некоторые могут только присесть на кровати. Над каждой  - аппараты-вытяжки, которые работают постоянно, издавая характерный гул, как в самолете. Без них никак, потому что вирусная нагрузка на одно помещение слишком высокая. Каждому больному - своя порция кислорода, на спине лежать категорически запрещено  - только на животе (представьте, 16 часов в сутки!), в крайнем случае на боку, если не позволяют особенности тело­сложения. Это положение улучшает вентиляцию, проникновение кислорода через поврежденные легкие в кровоток.

Риск заразиться

Если не знать ситуацию изнутри (а очень даже лучше ее не знать!), можно сочувствовать докторам: они каждый день рискуют собственной жизнью, находясь в опасной зоне - как ее ни назови, красной или грязной. Герой нашей публикации уверен: лучшей защиты от коронавируса, чем в магаданском инфекционном госпитале, нет нигде.

- Я знаю, что прихожу работать в «грязную» зону и уровень защиты у меня высокий (за этим жестко следим), я защищен, - отмечает он, - в отличие от любого общественного места, от магазинов до транспорта. Поэтому после работы всегда еду только домой. Мы между собой отмечаем: госпиталь  - это самое чистое место. С весны в нашем учреждении никто из персонала не был инфицирован  - это много значит.

Постоянное пребывание в костюме, масках-перчатках - каково? За полгода, пока царствует на планете новая коронавирусная инфекция, медики всего мира не скрывают: полный комплект противоковидной защиты хоть и надежная, но не самая приятная по ощущениям вещь, когда снимаешь к концу рабочего дня, как в душ сходил только что. Что скажет Руслан?

- Привыкли и уже не обращаем внимания. Нашли всевозможные лайфхаки, как можно облегчить состояние, находясь в них, - говорит реаниматолог. - Прищепки, зажимы, чтоб воздух не проходил и не было свободных участков, заклеиваем некоторые места дополнительно, фиксируем перчатки, используем определенную обувь, костюмы под низ из хлопчатобумажных материалов, в которых меньше потеешь. Это у кого как фантазия работает.

Кто здесь?

По словам Руслана, основной контингент, который попадает в реанимационное отделение инфекционного госпиталя, - 50 лет и старше с сопутствующими заболеваниями (ожирение, сахарный диабет, гипертоническая болезнь  - все это, безусловно, обостряется и утяжеляет и прогнозы, и состояние). Бывают среди тяжелых и молодые, но значительно реже.

- А было ли так - вчера здоров, как бык, молод, без хроники, а сегодня - пациент вашего отделения? - интересуюсь у врача.

- Да, бывает, - говорит он. - Такие пациенты поступают с ухудшением, то есть они находились дома на лечении с признаками вирусной пневмонии в легкой форме. Это может быть индивидуальная реакция организма на принимаемые препараты или несоблюдение рекомендаций. Но бывает, беспричинно ухудшается состояние человека.

713d4ffb 2cf0 4236 bf9f 9ade2b367620Основная задача реаниматологов - не дать пациенту погибнуть от гипоксии. Здесь все очень кислородозависимые / Фото из личного архива Руслана ШЕЛУДЬКО


Основная задача реаниматологов - не дать пациенту погибнуть от гипоксии. Здесь все очень кислородозависимые. Если здоровый человек, к примеру, дышит 21  %-ным содержанием кислорода в атмосфере, то ковидным пациентам реанимации требуется 40, 50, 60, а иногда и 90 - 100 %.

Если не помогает обычная кислородная маска, врачи применяют неинвазивные методики: специальная маска плотно прилегает к лицу, она подключается к аппарату искусственной вентиляции легких, с помощью которого пациент может полноценно дышать. Все время используется аппаратура, позволяющая следить за состоянием пациента, выполняются частично анализы для определения уровня кислорода в крови.

Так, в течение нескольких часов от поступления больного врачи могут отследить эффективность начатой терапии. В совсем тяжелых случаях, когда уровень повреждения легочной ткани очень высокий - 80 и 90  %, требуются инвазивные методики: пациента погружают в медикаментозный сон, он ничего не чувствует в тот период, пока ему обеспечивают через ИВЛ поступление кислорода.

Сколько времени можно находиться в таком состоянии? По словам Руслана, дать ответ или точный прогноз нельзя - все очень индивидуально. Если говорить о неинвазивных методиках - масках и ИВЛ, то в среднем 10 дней люди лежат, но, по словам врача, были пациенты, которые провели на аппаратной поддержке и вовсе около месяца.

- Конечно, это страшно. И персонал слышит, когда пациенты звонят родственникам, рассказывают о том, насколько страшен ковид. Они, познавшие все тонкости этой заразы, просят родственников соблюдать все возможные меры защиты, - отмечает Руслан Шелудько.

Чудеса бывают?

Верят ли в чудо врачи-реаниматологи? На помощь извне?

- Нет, в чудеса мы не верим, вернее, не рассчитываем на них,  - отмечает Руслан. - Знаете, почему я пошел в реаниматологи? Помочь там, где другие не смогли, - это мощный стимул. Настолько же, насколько весома и обратная сторона, которая все же случается, - ощущение собственной беспомощности как специалиста, когда перед тобой особо тяжелый пациент, которому все перепробованное не помогает. Но бывали в моей практике случаи - не с ковидными, правда, пациентами реанимации, когда вопреки прогнозам происходили совершенно удивительные вещи. Были состояния клинической смерти и очень длительные реанимационные мероприятия (здесь считаются те, что больше часа, поскольку все делается в считаные секунды), при этом прогноз для жизни был очень неблагоприятным. Человек после них если выживает, становится социально потерянным. Так вот были такие, кто прошел через эти состояния и вернулся к прежнему образу жизни, выписывался и уходил на своих двоих. Если говорить про ковидных пациентов, то были такие, кто абсолютно привязан к аппарату ИВЛ, и мы не могли снять его. Страшно было, как человек будет дышать самостоятельно? Он же не может находиться у аппарата все время. Он в сознании, разговаривает, но без помощи дышать не в состоянии. Могу сказать, что сегодня всех таких больных нам удалось отлучить от респиратора без риска для их здоровья.

А в будущем, по мнению врача, возможно, в мире начнут открывать центры респираторной поддержки, потому что заболеть ковидом и тяжелой формой вирусной пневмонии - это одно, а какие будут последствия - совершенно другое. Пока же о программах реабилитации говорить сложно.

Анна СЕРГЕЕВА.

Поделиться новостью:

Читайте наши новости в WhatsApp И Telegramm


Читайте также

О главном



Видео дня


ЧП дня


Цитата дня