Доллар США $ — 00,0000 руб.
Евро € — 00,0000 руб.
05 апреля 2020 | 14:31

Олово и золото Николая Лебедева

В биографии геолога - война, прииски Чукотки и Колымы

lebedev 050420

Николай Лебедев: «Здесь прошла моя жизнь, значит, здесь моя Родина. Не жалею о прожитых годах» / Фото: архив «МП»


Рассказ о человеке, который 68 лет связан с геологией, горной промышленностью Северо-Востока, - Николае Лебедеве из Сусумана, герое этой публикации, предварим упоминанием исторического факта. 31 марта 1940 года - 80 лет назад - был основан оловоносный прииск «Красноармейский», расположенный в отрогах Шелагского хребта в 100 км от Певека. Поначалу прииск назывался «Пыркакай», его переименовали позже, в годы Великой Отечественной войны, в честь победных операций Красной армии.

11-летний токарь

На этот прииск осенью 1952 года и прибыл Николай Лебедев, выпускник Томского политехнического института. Тогда ему было 23 года, за плечами не только вуз, но и война, работа в тылу.

- Известие о нападении фашистов застало меня на футбольном поле, - вспоминает Николай Федорович, - успешная операция с финнами вселяла уверенность, все думали, немцев разобьем.

Пропаганда о непобедимой, сильной державе, армии, способной дать отпор любому агрессору, не давала усомниться в скорой победе. То, что война унесет жизни 26 млн человек, предположить было невозможно.

Трудовая деятельность Николая Федоровича началась в Хакасии, куда семья Лебедевых приехала из Красноярска в 1941 году. 11-летнего подростка приняли в механизированный цех прииска «Знаменитый». Сначала работал учеником, затем получил разряд, встал за токарный станок. Мужчин было мало, всех, кому исполнилось 18 лет, забирали на фронт, ушедших заменяли женщины и подростки. С 12 лет Николай вместе с сестрой работал в ночную смену - восемь часов.

По темеГубернатор Колымы навестил в больнице ветерана Николая Лебедева

После окончания восьмого класса Николай устроился в разведку. В 1945 году ребятам предложили поработать на буре Эмпайр - звучное название привлекло, они согласились. Всю работу выполняли вручную. Труба с буровой коронкой закапывалась в яму, на нее накручивалась вторая, сверху ставилась круглая площадка. На ней находились два бурильщика с тяжелой «бабой», которой производили удары по насадке трубы. Площадку вращала запряженная лошадь. Через каждые 20 см заглубления велось извлечение породы, затем грунт промывали на лотке. По большому счету мальчишки даже не интересовались, сколько они добыли драгметалла за летний период на своем участке. Просто твердо знали - валюта необходима стране.

Здесь - не «материк»

Те тяжелые годы навсегда остались в памяти Николая Федоровича. Летом старались запастись ягодами, орехами, грибами, раскорчевывали землю и высаживали картофель. Юноши поколения Лебедева мечтали о том дне, когда вернутся с фронта родные и близкие, а в дома возвратится мирная жизнь. И он настал.

- Был теплый, солнечный день, - рассказывает Николай Федорович. - В комнату вбежала мать и закричала: «Победа, сынок!» На улице был праздник - песни, смех, слезы… Я сравниваю этот день с еще одним - возвращением из космоса Юрия Гагарина: всеобщее ликование, гордость за свою страну. Но это было позже, я уже жил и работал на Севере.

В Магадан Лебедев и еще несколько выпускников института добирались пароходом. Потом ждали две недели самолет на Чукотку: не было летной погоды.

- Здесь пришлось работать с заключенными, но среди них отличные люди встретились - бывшие фронтовики, попавшие по разным неблагоприятным обстоятельствам сюда. Мне повезло, бригадир был хороший, - вспоминал Николай Федорович.

Молодым геологам было чему удивляться! Впервые увидели сушеную картошку, когда разобрались, что здесь - не «материк», пришлось и ее есть. Томичи были энергичные, горели желанием утвердиться, проявить способности. Но судьба учиняла им препятствия, например цингу.

- Нам, - вспоминает Николай Лебедев, - передали баночку с жижей из стланика - это чудо-лекарство. Густое, даже ложка стояла, я пил его каждый день и быстро избавился от цинги.

На Север Лебедев приехал с супругой Таисией, они поженились перед отъездом в наши края, вместе учились в вузе, здесь вдвоем и начинали трудовую деятельность. Душа в душу жили. Сейчас вспоминать о жене Николаю Федоровичу грустно - он похоронил ее. В любви и согласии они были вместе 54 года…

75 кг золота в сутки

Напомним, что до конца 1950-х на Чукотке добывали только касситерит - оловянную руду. По воспоминаниям Николая Лебедева, в 1952 году, когда он приехал, прииск давал 555 т касситерита в год, потом постепенно дошли до 800. А поселок Комсомольский появился в 1957 году как база ГОКа уже для разработки золотых месторождений, и в 1958-м начали добывать валютный металл. На одном полигоне тогда поставили два промприбора, которые дали за сезон более 2 т золота, промыв около 70 тыс. кубометров песков. На этом участке и работал Николай Федорович.

- Долина реки Ичувеем протяженностью 28 км, здесь и была самая крупная съемка за сутки - 75 кг. Объединение радовалось нашим результатам, на следующий год мы дали более 5 т, - вспоминает Лебедев.

Но вскоре с Чукоткой пришлось расстаться. В феврале 1967 года Николай Федорович находился в аэропорту Магадана, летел на курсы повышения квалификации в Иркутск, здесь его перехватили и привезли к генеральному директору объединения «Северовостокзолото» Березину, который убедил Лебедева переехать в Сусуман, работать на Сусуманском ГОКе. Со временем Лебедев возглавил комбинат и руководил им до 1983 года. К слову, из Сусумана ветеран отрасли, труженик тыла уезжать не собирается.

- Здесь прошла моя жизнь, значит, здесь моя Родина. Не жалею о прожитых годах, - подводит итог Николай Федорович.

Марина ПРАСКОВА

Поделиться новостью:

Читайте наши новости в WhatsApp И Telegramm


Читайте также