Доллар США $ — 00,0000 руб.
Евро € — 00,0000 руб.
04 апреля 2020 | 10:01

Несовершеннолетняя узница

Будущая магаданка Нелли Мороз пережила ужасы плена в немецком Кельне

nelli moroz

Нелли Мороз с внуками Тимофеем и Тихоном / Фото из личного архива Нелли Мороз


Память о войне не стирается и не тускнеет спустя десятилетия. Люди, пережившие ее, помнят и бомбежки, и пожары, и голод, и издевательства. Страшные воспоминания о ней у тех, чье детство прошло в фашистских лагерях.

Детство за колючей проволокой

Более 5 млн ребятишек стали узниками концлагерей, гетто и других мест принудительного содержания, разбросанных по всей оккупированной Европе. Ни в чем не повинные, они терпели непосильный труд и болезни, холод и голод. Над ними глумились, проводили медицинские эксперименты, у них брали кровь. Выживал лишь один ребенок из десяти.

Малыши прошли через трудовые лагеря и лагеря смерти Алитус, Бухенвальд, Дарницу, Даугавпилс, Дахау, Майданек, Маутхаузен, Освенцим, Равенсбрюк, Саласпилс, Собибор и другие.

Одна из тех, кто выжил в этом аду, - Нелли Борисовна Мороз, жительница Магадана, председатель комитета союза бывших несовершеннолетних узников фашизма. Ей вспоминать о своем детстве нелегко, как и рассказывать о подопечных, которых она знает много лет, живет их бедами, стараясь помочь.

- Я родилась в 1944 году. Воспоминания есть, но они больше эмоциональные - то, что мне передалось от мамы, бабушки в годы моего детства, когда я и она чудом остались живы, вернулись из плена в СССР, в родной Мелитополь Харьковской области, - рассказывает Нелли Мороз. - Это было после войны, в 1949 году. Ранним утром мамочка постучала в двери нашего дома, а бабушка не поверила, что мы возвратились, и не сразу открыла дверь: не верила, что мы живы-здоровы!

Концентрационный лагерь, в котором находились Нелли и ее мама Прасковья Константиновна, был в Кельне, в Западной Германии. Туда привезли многих русских в качестве рабочей силы.

- Шесть суток ехали на поезде под охраной солдат подразделения СС, все немцы - с овчарками. Но каким-то образом наши пленные умудрялись на полном ходу поезда выскакивать, проделав в полу вагона дырку, - вспоминает Нелли Борисовна. - Мама тоже хотела сорвать доску и выпрыгнуть, но у нее не получилось, она сильно поранила руку, образовалась по локоть опухоль. Когда привезли в Германию, старик-немец чем-то посыпал и нарыв прошел. После этого маму отправили на завод, где трудились привезенные из СССР рабочие. Они как могли вредили на производстве. Нарочно подсыпали стекло, песок в детали, которые собирали. Как им казалось, то было военное производство, но от них это скрывали. Опасности были на каждом шагу - за неподчинение немцы присуждали розги - 75 ударов. На людях не было живого места.

Волнуясь, Нелли Борисовна рассказывает, что спустя годы она подслушала разговор мамы с подругами. Было это у них дома, причем ночью, взрослые думали, что дочка спит.

- Тогда я узнала, где мы на самом деле находились, как все это было опасно и страшно. Круглосуточно над заводом дымила труба. Люди спрашивали, что же это такое. Только потом им намеками сообщили, что там газовые камеры и сжигают людей. Тем, кого туда вели, немцы говорили, что там баня, - вспоминает, плача, Нелли Мороз.

Молодое поколение должно это знать

После войны Нелли окончила десятилетку, потом продолжила образование в строительном техникуме. Приехала в Магадан в 1973 году. Здесь к тому времени обосновалась ее подруга.

- У меня не было прописки, я устроилась работать на флот поваром. Суда, на которых я трудилась, инспекционные - это морское ГАИ. Наши экипажи имели право в любой момент остановить транспортное судно для проверки. На тот момент у флотинспекции было семь судов. Экипажи побывали на Камчатке и Командорах, в Хабаровске, Советской Гавани, Владивостоке. Мой муж, Петр Иванович, был старшим механиком флотинспекции. У нас с ним дочка Аня, ей 33 года, - продолжает Нелли Мороз.

Сейчас Нелли Борисовна большую часть времени посвящает общению с подопечными комитета, стараясь окружить заботой и вниманием таких же, как она, ровесниц.

- Когда начинала деятельность в совете ветеранов, нас, несовершеннолетних узников, было 108 человек... Полгода назад умерла Любовь Бобровская, сейчас нас осталось 14. Мы приравнены к участникам Великой Отечественной войны. Молодое поколение, - убеждена Нелли Борисовна, - должно знать о том, что жертвами войны были и дети. Концлагерь Освенцим, в котором находились и женщины из числа магаданских узниц, существовал с 1940 по 1945 год. В застенках одновременно находилось до 250 тыс. человек, за годы войны в газовых камерах погибли 4 млн узников - граждане СССР, Польши, Югославии, Чехо-словакии, Франции и других стран. Одной из узниц Освенцима была Таисия Носачева, в Равенсбрюке прошло детство Евгении Голубенковой, Лилии Оверченко. У них тоже украли детство…

Упоминание о малолетних узниках фашистских лагерей еще недавно воспринималось как оборванная на полуслове фраза. Как какая-то недосказанность, подразумевающая что-то не совсем понятное... При этом всем им приходилось жить, растить детей, трудиться на благо страны в размолвке с прошлым. Бывало, что кто-то и недоумевал: где же вы были в те годы и почему за границей... А это тяжело тем, кто носит боль в глубине своего сердца, трудно объяснить другим, что в концлагерях справок детям не выдавали.

Прямая речь


Нелли Мороз:

- На встречах с молодежью члены нашего cовета ветеранов объясняют, чем Колыма помогала фронту, что было сделано тружениками сельского хозяйства и промышленности, которые здесь находились в тот период. Молодежь поражает подвиг тружеников тыла, ей трудно представить, что здесь, на Севере, все годы днем и ночью, как на фронте, все было подчинено Победе. Я убеждена: вклад жителей области очень весом. Наш город и вся область вправе гордиться тем, как много здесь сделано для Победы, и присуждение звания города трудовой доблести закономерно. Я и мои подопечные за то, чтобы Магадан обрел статус «Город трудовой доблести», тем более это произойдет в год 75-летия Победы!

Поделиться новостью:

Читайте наши новости в WhatsApp И Telegramm


Читайте также