Доллар США $ — 00,0000 руб.
Евро € — 00,0000 руб.
22 октября 2019 | 17:11

Карта Дмитрия Казанли

Почему Юрий Билибин не смог спасти от тюрьмы картографа первой колымской геологической экспедиции?

koz 2

Дмитрий Казанли на Среднекане в составе 1-й колымской экспедиции, 1929 г. / Фото: архив Магаданского областного краеведческого музея


 Сегодня, 22 октября - 115 лет со дня рождения Дмитрия Николаевича Казанли - астронома, геодезиста, кандидата геолого-минералогических наук, участника нескольких экспедиций по Колыме под руководством Юрия Билибина и Валентина Цареградского

Колыма текла не там

К началу XX-го века на карте нашей планеты почти не осталось «белых пятен» неизученных географами. Одним из немногих исключений были приколымские районы в восточной части нашей страны. Неудивительно, что в каждой геологоразведочной экспедиции на Северо-Восток находился картограф. Так, в экспедиции Сергея Обручева работал инженер-геодезист Константин Салищев - последний человек на Земле, которому посчастливилось нанести на карту только что открытую крупную горную систему - хребет Черского. Это было в 1926 году. А заслуга в составлении первых точных карт внутренних районов современной Магаданской области принадлежит Дмитрию Казанли – астроному-геодезисту Первой колымской геологоразведочной экспедиции Юрия Билибина.

Дмитрий Казанли кроме практических работ для нужд геологов уточнил положение крупных рек и других географических объектов. Например, до его исследований даже такая крупная река как Колыма в своем верхнем течении была нанесена на старых картах на 200 км севернее, чем она расположена на самом деле. Астропункты, которые обозначил Дмитрий Казанли, еще десятки лет оставались ориентирами для геологов многих поисковых партий.

Казанли, кроме обширных профессиональных знаний и организаторских способностей, отличался неуемной энергией и фантазией, которая поддерживалась твердым стремлением воплотить в жизнь самые смелые идеи. К сожалению, очень многое из задуманного Дмитрий Николаевич так и не сумел осуществить на Колыме из-за того, что попал под каток политических репрессий.

Сын музыканта и боец Красной армии

koz 4

Геологи Второй Колымской экспедиции, 1930 г. (Д. Казанли в центре) / Фото: архив Магаданского областного краеведческого музея


Дмитрий Казанли родился в Петербурге в 1904 году в семье известного музыканта Николая Казанли. Его отец был учеником знаменитого композитора Николая Римского-Корсакова, много гастролировал по России и Европе, дирижируя симфоническим оркестром. Мать, Надежда Александровна была учительницей, именно она с ранних лет начала заниматься образованием сына. Мальчик рос любознательным и подвижным, а свой первый поход в горы он совершил в 12 лет, когда был с отцом на курорте в Ессентуках.

Втайне от родителей, вместе с другим мальчиком, он пытался подняться на вершину горы Машук. До цели они так и не дошли, ребят обнаружили поздно ночью на речке по пути наверх. Позднее коллеги отмечали, что тяга к внезапным авантюрам осталась у Казанли на всю жизнь.

Он рано потерял родителей – отец скончался в 1916 году, и для семьи наступили тяжелые времена. В 14 лет Митя Казанли стал работать на Петроградском орудийном заводе, а потом поступил добровольцем в Красную армию, где служил связистом, пока его 7-я армия вела бои с белыми отрядами Николая Юденича. Правда, вскоре пришел приказ о демобилизации несовершеннолетних, и он стал пекарем, одновременно получая образование в вечерней школе.

В 1923 году юношу постигло новое несчастье - от туберкулеза умерла мать. Молодой человек, проводив ее в последний путь, в том же году поступил на астрономо-геодезическое отделение физмата Ленинградского университета. Во время учебы работал в геологических экспедициях в Карелии и Криворожском угольном бассейне. Навыки успешной самостоятельной геодезической работы помогли ему после в колымской тайге.

На Колыме – на воле

В 1928 году недавний выпускник Ленинградского университета получил предложение Юрия Билибина поехать на Колыму. По воспоминаниям замдиректора Нагаевской культбазы Николая Тупицына, Казанли сразу ухватился за возможность попасть в неисследованные места, которые все еще были белым пятном на карте. По его словам, это была настоящая работа, а не «повторение пройденного». Дмитрию Казанли было всего 24 года, а выглядел он несколько моложе своих лет. С озорным огоньком в глазах, любитель лыжных походов, книг, шахмат, творчества Маяковского и Эренбурга, он был весельчаком и душой любой компании.

Знаете ли вы?


Астропункты - это опорные точки геодезической сети, географические координаты которых определены астрономическими методами - наблюдением прохождения звезды в точное время при помощи угломерных инструментов: секстанта, теодолита - и сравнения ее положения по астрономическому календарю.

koz 3

Дмитрий Казанли и Валентин Цареградский, 1928 г. / Фото: архив Магаданского областного краеведческого музея


Геолог Валентин Цареградский вспоминал, что как человек увлекающийся, Дмитрий Николаевич, ради осуществления своих замыслов, готов был ждать, претерпевать всяческие трудности, лишь бы поехать в составе новой экспедиции.

В экспедиции Билибина Дмитрий Казанли занимался определением астропунктов, проложил первый триангуляционный ряд вдоль реки Среднекан на только что открытом месторождении золота. Кроме того, он вел тщательное геологическое картирование всего маршрута экспедиции.

Дмитрия Казанли заинтересовала возможность уточнить весьма примитивную, грубо приближенную карту гидросети Северо-Востока хотя бы в пределах территории, исследуемой геологами экспедиции. Продуманный им метода заключался в упрощенной приближенной триангуляции - условной разбивке исследуемой местности на сеть треугольников, вершинами углов которых выбираются заметные издалека вершины гор.

Дмитрий Николаевич первый на Колыме нашел остатки триасовой фауны и прокартировал маршрут вдоль рек Малтан и Бахапча. В Тауйской губе провел ценные геологические исследования в бухте Мелководной, геодезические измерения в бухте Нагаева, исследовал реку Магаданку, Марчеканский ручей и другие ручьи, впадающие в Нагаевскую бухту, уже как гидролог. Круг его научных интересов был чрезвычайно широк и постепенно смещался от чистой геодезии и картографии в сторону геологии и геофизики.

На Колыме – в тюрьме

koz 1

Строительство домов в пос. Среднекан (Д. Казанли второй слева), 1930 г. / Фото: архив Магаданского областного краеведческого музея


Казанли достаточно плодотворно работал на Колыме до 1938 года, когда был арестован по обвинению во вредительстве по так называемому делу Северного горно-промышленного управления. Среди сотрудников «Дальстроя» проводились большие чистки, первыми, напомним, пострадали Эдуард Берзин и его окружение. Под репрессии, невзирая на все прежние заслуги, попали и многие геологи - Вознесенский, Рабинович, Соловейчик, Грунвальд. На три года в магаданскую тюрьму угодил и Дмитрий Казанли.

На Колыму из Москвы тогжа направилась высокая комиссия с целью проверки работы геологоразведочные подразделения «Дальстроя», чтобы разобраться с «подрывной деятельностью» так называемых «вредителей». По иронии судьбы в ее составе был и сам Юрий Билибин, который, очевидно понимая всю абсурдность обвинений, был вынужден устанавливать или опровергать «виновность» своих вчерашних коллег.

Так Дмитрий Казанли и Юрий Билибин, некогда вместе путешествовавшие по Колыме, оказались по разные стороны тюремной решетки. Билибин, насколько это было возможно в его положении, старался оправдать своих, в том числе и Дмитрия Казанли. Тем не менее, одной из причин плохого состояния геологоразведки «Дальстроя» в итоговом докладе комиссии называлось «вредительство старого руководства».

В Магаданском музее хранится характеристика Юрия Билибина, которую он дал своему бывшему соратнику в 1939 году, когда Казанли уже почти год сидел в тюрьме. Билибин характеризовал его как сведущего, способного и предприимчивого работника, который справлялся не только со своими обязанностями, но и способствовал общему научному изучению края.

В ноябре 1941 года Дмитрий Казанли был освобожден в виду недоказанности обвинения. Однако на Колыме ему оставаться запретили, и освобожденный навсегда покинул край, где прошли его молодые годы и профессиональное становление как картографа, геолога и ученого. Многие из задумок и планов Казанли, например, картографическую аэрофотосъемку Северо-Востока, выполнили уже другие сотрудники «Дальстроя». Уже после войны.

Казахстан и Ленинская премия

После освобождения Казанли ждала напряженная работа и успешная научная карьера в Средней Азии в команде выдающего советского ученого Каныша Сакпаева. Под руководством Казанли в Казахстане был выполнен профиль глубокого сейсмического зондирования центральных и северных областей республики. Это было одно из первых крупных региональных исследований такого типа в СССР.

Дмитрий Казанли в 1958 году был удостоен Ленинской премии за разработку методики и составление комплексных металлогенических и прогнозных карты Центрального Казахстана. Через год он скончался на базе геологоразведочной экспедиции у г. Джезказган от внезапной болезни и был похоронен в Алма-Ате.

Игорь КРИВИЦКИЙ.

Интересно знать


Женитьба по случаю

Валентин Цареградский описывает довольно забавную историю женитьбы молодого Мити Казанли.

Дмитрий Николаевич стал мужем жительницы поселка Олы Евдокии Якушковой. Однажды на ольской гулянке местная молодежь играла в горелки. К ним присоединился и Митя Казанли. Он догнал Дусю Якушкову и схватил за руку. Тогда кто-то, то ли в шутку, то ли всерьез, сказал, что, по тунгусскому обычаю положено, что раз дотронулся до девицы — называй своей женой. Казанли так и сделал, а на следующий день повел Дусю в сельсовет.

Свадебное путешествие у них прошло на судне «Нэнси Мюллер», на которой Казанли увозил молодую жену в Ленинград. Капитан, американец Джеймс Мюллер, (судно было названо в честь его дочери) уступил молодоженам свою каюту по пути из Нагаева во Владивосток. Всю дорогу их сопровождали осенние шторма, а однажды судно даже потеряло ход из-за поломки лопасти винта.

Евдокия Якушкова родила мужу трех дочерей, старшая из которых умерла во младенчестве. Дмитрий Казанли так и не увидел своего первенца, так как в это время работал на Колыме, а семья оставалась в Ленинграде.

Имя на карте

Память о Дмитрии Николаевиче увековечена на карте Магаданской области.

25 декабря 2003 года его именем назван пик в массиве хребта Черского. Его координаты 63°26,70 минут северной широты и 148° 11,20 минут восточной долготы.

Сахарная головка – останцы недалеко от мыса Нюкля – одно из самых частых изображений, которые отдыхающие на Нюклинской косе выклыдвают в соцсетях. Ольчанам и магаданцам это название давно привычно, но мало кто знает, что его придумал Дмитрий Казанли.

Поделиться новостью:

Читайте наши новости в WhatsApp И Telegramm


Читайте также