Доллар США $ — 00,0000 руб.
Евро € — 00,0000 руб.
18 февраля 2020 | 10:48

Первый почетный гражданин Магадана

18 февраля исполняется 120 лет со дня рождения Агапита Кочерова

ee1cb78f 6efd 47c9 a17c 17664e365042

Агапит Кочеров во время работы в Дальстрое 1953 г. / Фото из открытых интернет-источников


Если начать рассматривать портреты почетных граждан г. Магадана на одноименной аллее в центре города, самым первым будет снимок эвена с тонкими чертами лица и умным сосредоточенным взглядом. Это Агапит Кочеров, ученик Игнатия Варрена, один из старейших советских работников Колымы.

Значит «любимый»

Агапит не эвенское имя, как думают некоторые, а русское, просто довольно редкое, в переводе с греческого языка оно означает «любимый». Так звали одного из первых русских христианских святых - инока Киево-Печерского монастыря. Многие старинные имена, которые у русских давно вышли из моды, до сих пор продолжают жить у коренных народов Cевера, передаются от дедушек к внукам.

Агапит Кочеров появился на свет 18 февраля 1900 года в Оле, тогда это село относилось к Охотскому уезду Камчатской губернии. Ола в то время была небольшим поселением, по свидетельству проезжавшего через нее на рубеже веков доктора Николая Слюнина, там жило 116 человек, стояли 21 изба и 20 юрт. Тем не менее по тогдашним меркам это было достаточно многолюдное село, здесь проходили ярмарки и, главное, была церковно-приходская школа, где детей учили читать и писать.

Агапит родился в бедной эвенской семье, родители его были неграмотны, но сам с детства отличался тягой к знаниям. Учителем мальчика стал знаменитый ольский педагог Игнатий Варрен.

- В 1914 году мы занимались в доме, где сейчас сельсовет, а в 1915-м построили школу, где уже занималось 20 детей. Там я мог бегло читать книги с русским текстом, Ветхий и Новый Завет, псалтырь и часослов, - вспоминал впоследствии Агапит Алексеевич.

Игнатий Варрен очень хотел отправить способного парня учиться в город, но Агапит был вынужден остаться в Оле.

Как рассказывал он сам уже в 70-х годах журналистке «Магаданского комсомольца» Ольге Цыбенко, ему нужно было кормить младших сестер и брата.

- Остались мы без матери, когда было мне десять лет, - вспоминал Агапит Алексеевич, - я, две сестренки и брат. Мой учитель Игнатий Варрен хотел меня отправить на Камчатку, в училище, где готовили учителей для школ, да отец не отпустил. Болел он. Случится, говорит, со мной что-нибудь, кто семью кормить будет? Петропавловск, казалось ему, за тридевять земель, туда ведь только морем можно было добраться. В пятнадцать я батрачил у старика, отставного офицера. Он и кормил, да еще 3 рубля платил. В 1917 году купчиха Бушуева из Охотска решила меня нанять мальчиком в магазин. Отец согласился, во-первых, 15 рублей - это все-таки в 5 раз больше. Во-вторых, Охотск близко, потому что туда на собачках можно было доехать.

Охотск - Ола

80c4fe20 e59f 42f3 bae3 d9972d4db498Агапит Кочеров с сыном / Фото из открытых интернет-источников


Однако через три года отец юноши умер, Агапиту пришлось вернуться в Олу.

В это время до восточной окраины России докатились отголоски революции и гражданской войны. В феврале 1920 года в Охотске был организован уездный революционный комитет, который постановил создать ревком в Оле. Председателем избрали Ивана Бабцева, заместителем - Агапита Кочерова, секретарем - учителя Игнатия Варрена.

Первым делом ревком национализировал товары купцов, организовав их продажу по доступным для сельчан ценам.

Дело в том, что многие жители Охотского побережья в то время попадали в зависимость от купцов и торговых домов, которые скупали у коренных жителей меха, рыбу и икру по бросовым ценам, а сами отпускали промышленные товары с большой наценкой. Крупнейшими из таких домов в наших краях были «Соловей и Ко», «Ставраков и Гринштейн». Такая неравноценная торговля позволяла купцам делать крупные состояния, в то время как многие ольчане и жители других охотоморских поселений становились их должниками.

Однако ольский ревком в том же году был разогнан, а товары возвращены купцам, но белый реванш на побережье не продлился долго.

В апреле 1923 года красноармейцы Григория Чубарова окончательно разбили последние белые отряды есаула Валериана Бочкарева и установили советскую власть. Олу занял красный отряд Петра Григорьева, а Агапит Кочеров был снова избран, на этот раз уже председателем вновь образованного революционного комитета, и с тех пор всю жизнь посвятил работе по улучшению жизни своих земляков.

Редактор «Оротты правда»

Впоследствии он работал в системе кооперации, заведовал Нагаевской национальной совпартшколой, редактировал газету на эвенском языке «Оротты правда».

После окончания курсов при Институте народов Севера в Ленинграде с 1934 по 1937 год Агапит Алексеевич был председателем Северо-Эвенского райисполкома, затем - инструктором политотдела Дальстроя.

24 декабря 1939 года состоялись первые выборы в краевые, областные, районные, городские, сельские и поселковые Советы депутатов трудящихся. Депутатом Хабаровского краевого совета избран Агапит Кочеров, выдвинутый общим собранием работников Главного и Политического управлений и проектным отделом Дальстроя.

Справка «МП»


Агапит Кочеров не раз избирался депутатом Хабаровского краевого и Магаданского городского Советов депутатов трудящихся. За свои заслуги награжден орденами Ленина, «Знак Почета», медалями «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг.», «За трудовую доблесть». Звания «Почетный гражданин города Магадана» удостоен в июле 1969 года.

Агапит Алексеевич немало сделал для того, чтобы улучшить жизнь своих земляков. Хотя эвены и коряки поначалу достаточно настороженно приняли советскую власть, в целом их жизнь изменилась в лучшую сторону. Жителей Охотского побережья стали объединять в рыболовные артели, где были установлены высокие закупочные цены на рыбу. На базе этих артелей создали колхозы и совхозы, там платили хорошую зарплату.

Не обошлось без перегибов и непродуманных решений - например, некоторые из построенных для аборигенов поселков остались невостребованными, а часть эвенов попыталась прекратить всякие контакты с новой властью и откочевать в отдаленные места, чтобы не лишиться своих оленей при коллективизации. В общем, новые порядки далеко не сразу были приняты коренными жителями.

- Послали нас как-то девятерых уполномоченных в один район Советы выбирать, - вспоминал Агапит Алексеевич. - Два дня собирали народ. Съехались все, сидят - беднота и кулаки. Мы объясняем, что имущий класс лишен права голоса по Конституции и кулаки во время голосования должны выйти. Встает все собрание демонстративно и уходит. Так и не избрали тогда Советы, а уже 1932 год был - индустриализация, пятилетки…

Без эпидемий и голодовок

0fe526fd 14bb 44ff 8e60 2c844a4fe358

Агапит Кочеров (во втором ряду в центре) среди почетных граждан г. Магадана на праздничном шествии в честь 40-летия города. 1979 г. / Фото из открытых интернет-источников


В плюс советской власти, бесспорно, можно записать то, что ей удалось наладить централизованное снабжение местных жителей продуктами и промышленными товарами, медицинское обслуживание, сделать так, чтобы блага научнотехнического прогресса стали доступны и на Крайнем Северо-Востоке нашей страны. Ушли в прошлое голод и массовая смертность от эпидемий.

Сейчас уже никто не помнит, что на рубеже XIX - XX веков четверть населения Гижиги умерла от кори, которая сегодня не считается смертельно опасной болезнью.

Никому не знакомо понятие «чайная голодовка», когда целые поселения месяцами сидели без чая. Все это ушло в прошлое, когда снабжением стали заниматься госорганы, а не частные компании, а на Колыме появились доктора и фельдшеры.

Ученые создали письменность для языков коренных народов, стали печататься учебники и газеты на национальных языках. С 1950-х годов начался рост численности коренного населения. Удалось увеличить и оленепоголовье. Способные молодые люди из числа коренных народов могли получать образование не только в дальневосточных вузах, но и в Москве и Ленинграде.

В этих успехах есть часть заслуг Агапита Кочерова, который всю жизнь посвятил работе на благо своих земляков и пользовался среди них заслуженным уважением. Умер Агапит Кочеров 18 января 1986 года.

Игорь КРИВИЦКИЙ.

Знаете ли вы?

Как писала Ольга Цыбенко, у Агапита Алексеевича и его жены Клавдии Георгиевны родилось шестеро детей. Умерли все. И тогда, в 1930 году, усыновили они Алешу.

«С фотографии смотрит счастливый мальчишка, украинец, совсем непохожий на стоящих рядом родителей», - писала Ольга Цыбенко в 1970-х годах. - Когда Алеша получал паспорт, - вспоминал Агапит Алексеевич, - я вручил ему два документа: свидетельство о рождении и свидетельство об усыновлении. Видишь, мол, как… Он меня обнял и говорит: «Кто меня воспитал, те и есть мои родители».

 

Поделиться новостью:

Читайте наши новости в WhatsApp И Telegramm


Читайте также