Доллар США $ — 00,0000 руб.
Евро € — 00,0000 руб.
13 ноября 2019 | 16:38

Говорит Магадан!

85 лет назад на Колыме начали регулярное радиовещание

960037

В радиобюро. Магадан, начало 1934 года / Фото с сайта photo.ukamo.org


17 ноября 1934 года в тогда еще поселке Магадан был сдан в эксплуатацию приемный радиоцентр. Некоторое время спустя начальником нового радиоузла стала Белла Гехтман. Первую передачу из Москвы магаданцы смогли услышать 1 мая 1936 года.

Тепло эфира

Сейчас довольно непросто представить, какую огромную роль играло радио в жизни общества в еще не такие отдаленные годы, какие эмоции оно могло вызывать у людей. Современные средства коммуникации уже не пробуждают таких теплых чувств у наших современников, как это делала простая «тарелка», из которой звучали музыка, новости, радиоспектакли и постановки.

Не случайно одно из ярких воспоминаний о Великой Отечественной у многих ветеранов войны и тыла - это голос Юрия Левитана, который читал сводки с фронта. Да и в более позднее время голоса наших магаданских дикторов Евгении Черняевой, Владимира Машкова, Валерия Крылова знали все колымчане. По тем временам это были настоящие звезды, а Георгий Радченко, который руководил долгие годы Магаданским областным радио, до сих пор по праву считается корифеем колымской журналистики.

Напомним, передачи Магаданского областного радио вплоть до начала 2000-х годов можно было ловить практически на всем земном шаре. В магаданскую редакцию приходили сообщения с рыболовных судов, команды которых слушали наше радио, находясь на промысле в южной части Тихого океана. В п. Радужный, что недалеко от Армани, работал мощный передатчик, который в коротковолновом диапазоне транслировал магаданский радиоэфир на весь свет.

В начале 2010 года центр в Радужном закрыли, а радио можно услышать в FM-диапазоне, правда, только в Магадане и окружных центрах. Поймать передачи магаданского радио в тайге больше нельзя, однако вставки областного радио есть в цифровом мультиплексе на канале «Радио России», так что теперь радио можно слушать и по телевизору.

У истоков

radio 13Чукчанки с радиоприемником, 1966 год / Фото из архива Магаданского областного краеведческого музея


Об истории радиовещания на Колыме сказано немало, в том числе на страницах нашей газеты об этом писал историк и краевед Давид Райзман. Благодаря его исследованиям мы знаем о жизненном пути Беллы Гехтман, которая стояла у истоков регулярного радиовещания на Колыме.

Белла Ефимовна окончила самарскую гимназию, училась на филологическом факультете университета, но, не окончив обучение, переехала в Москву. Сотрудничала с журналом «Крокодил», «Крестьянской газетой», одновременно училась в Институте народного хозяйства им.  Г.  Плеханова.

Впервые на Колыму Белла Гехтман приехала весной 1933  года к мужу Льву Эпштейну. Лев Маркович был не кем-нибудь, а заместителем директора Дальстроя. Опытного организатора и финансиста очень ценил Эдуард Берзин, именно ему Эпштейн и был обязан своим карьерным взлетом, который станет впоследствии роковым.

Некоторое время Белла Гехт­ман проработала в Магадане, затем вернулась в Москву, получила там диплом экономиста и возвратилась в мае 1935 года на Колыму. Вот тогда ее и пригласил к себе новый начальник управления связи Дальстроя Алексей Орлянкин, который предложил экономисту возглавить радиоузел. Спустя некоторое время Белла Ефимовна получила кабинет в тогдашнем Доме радио. Это была маленькая бревенчатая избушка, где имелась небольшая комната с аппаратурой, посредине стоял стол, за которым завтракали сотрудники. В другой комнате располагался кабинет начальника радиоузла, в третьей - студия, где, кроме стула и стола с микрофоном, ничего не было.

Белла Ефимовна вспоминала, что трансляция из Хабаровска шла с большими помехами, но в октябре 1934 года передачи слушали уже на 502 радиоточках! Центральные газеты поступали в Магадан только для ответственных работников Дальстроя, надо было начинать собственные передачи, и Гехтман стала редактором и диктором поселкового радио.

Как пишет Давид Райзман, в ноябре 1935 года построили вблизи речки Магаданки одно из первых двухэтажных кирпичных зданий будущего города - Дом связи, в котором по личному распоряжению Э. П. Берзина радийщикам выделили на втором этаже пять комнат. В отчете Дальстроя за 1935 год отмечалось: «В поселке имеется радиостанция, работающая с Владивостоком и пароходами, курсирующими по маршруту Владивосток - бухта Нагаева, кроме того, радио обслуживает Центральное гидрометеобюро».

Давид Исумурович подчеркивает, что магаданские радисты отличились в организации связи с экипажем летчика М. В. Водопьянова, выполнявшим пионерные полеты через Охотское побережье на Колыму и Чукотку в 1934  - 1935  годах, - ему оперативно передавали сводку погоды. Это был успех, не случайно Алексея Орлянкина в числе первых дальстроевцев удостоили в 1935 году ордена Трудового Красного Знамени.

- 1 мая 1936 года состоялся первый радиоразговор с Москвой. Накануне в Магадане установили 750 репродукторов, успешно действовали в районах Колымы местные радиоузлы. Но вскоре после этих событий в мае 1937-го Белла Гехтман вынуждена была уехать в столицу для лечения сына, оставив о себе добрую память как об организаторе магаданского радио,  - подводит итог Давид Райзман.

Судьбы первостроителей

960067

Первое здание телеграфа в Магадане, снесено в 2000 году / Фото с сайта photo.ukamo.org


Однако, какую бы добрую память в Магадане ни оставила о себе Белла Гехтман, на самом деле в ее судьбе поездка на Колыму привела к страшной трагедии, впрочем, как и в судьбах многих других вольнонаемных людей из окружения Эдуарда Берзина. Кампания борьбы со шпионами, вредителями и контрреволюционерами 1937 - 1938 годов, которую потом назовут ежовщиной или Большим террором, унесла жизни многих первостроителей, которые вместе с Берзиным начинали осваивать Колыму. Репрессии не коснулись саму Беллу Ефимовну, но из-за них она потеряла мужа и брата.

Муж ее работал с Эдуардом Берзиным еще на Вишерском комбинате (ныне это территория Пермского края). С ним же он приехал на Колыму и был заместителем директора Дальстроя. За ударную работу Лев Маркович был награжден орденом Красной Звезды в 1935 году. Льва Эпштейна арестовали через два дня после отъезда Берзина, в декабре 1937 года. Во время четырехлетнего пребывания в магаданской тюрьме под следствием, в одиночном заключении испытал на себе все виды пыток, издевательств и морального унижения. В 1939 году был приговорен к высшей мере наказания с правом обжалования приговора.

В августе 1941-го состоялось повторное судебное слушание дела Льва Эпштейна выездной сессией Хабаровского окружного суда. Однако после первого же дня судебного заседания он совершил самоубийство прямо в тюремной камере. Белла Ефимовна всю жизнь была уверена, что ее мужа просто задушили в камере те, кто боялся разоблачения своей преступной деятельности.

Брат Гехтман, Исаак Ефимович, приехал на Колыму по ее приглашению и работал заместителем редактора газеты «Советская Колыма». Как журналист он побывал в разных уголках Колымы и Чукотки. 17 коротких динамичных очерков и рассказов составили его первый сборник «Золотая Колыма», изданный в Хабаровске в 1937 году. Два десятилетия спустя в сокращенном виде сборник был переиздан в Магадане.

- Собрал большой материал для романа «Золото». В августе 1937-го, чтобы завершить этот труд, он вернулся в Москву… Тщательно трудился над обрисовкой характеров героев книги. Весной 1938-го книга была напечатана. Брат подарил ее мне. Была она в синем переплете, на обложке  - тисненное золотом название. К сожалению, успели выйти только несколько контрольных экземпляров… - вспоминала Белла Ефимовна.

Исаак Гехтман был арестован 19 апреля 1938 года по ложному обвинению в шпионаже. Расстрелян на полигоне спецобъекта «Коммунарка» Московской области 20 июня 1938-го.

Игорь КРИВИЦКИЙ.

Это интересно


Для жителей п. Нагаево радио стало работать на базе Восточно-Эвенской культбазы. Тому способствовало решение президиума туземного Ольского райисполкома от 12 декабря 1929 года, которое в своем протоколе заседания просило Комитет Севера при ВЦИК «настоять на открытии в Нагаево радиостанции, причем, если там будет окружной центр (имелся в виду оргкомитет Охотско-Эвенского национального округа. - Ред.), радиостанцию установить узловую для всего района. В настоящее время считать необходимым установить в Нагаево временную радиостанцию…». Через два года, 12 декабря 1931-го, на заседании оргкомитета Охотско-Эвенского национального округа приняли решение «окончить ремонт радиостанции (плотницкие работы - к 15 декабря, а печные и столярные - к 1 января 1932 г.)».

К маю 1932 года в округе действовали 10 радиоточек, из них три - в п. Нагаево. Их обслуживал радиоузел, оборудованный любительской аппаратурой, который располагался в тесной комнатке профсоюзного клуба. Отсюда изредка передавали последние известия по трансляционной сети.

14 февраля 1932-го приказом № 8 по Государственному тресту «Дальстрой» был назначен начальник связи, им стал Анатолий Смирнов. Но только 5 июня 1932 года радиостанция начала свою работу. Спустя месяц радисты вышли в эфир с позывными магаданского радио. При участии А. А. Смирнова уже 25 сентября 1932 года была установлена радиосвязь между рабочим поселком Нагаево-Магадан и Палаткой, в декабре 1933-го специалисты Дальстроя дали связь между Магаданом и Хабаровском. Тогда же появилась возможность обмениваться оперативной информацией о событиях в стране и в районах Колымы.

Поделиться новостью:

Читайте наши новости в WhatsApp И Telegramm


Читайте также