Доллар США $ — 00,0000 руб.
Евро € — 00,0000 руб.
  • Bnaglav

Хозяин Дальстроя

10 сентября исполняется 125 лет со дня рождения Ивана Никишова

nikishov1

Иван Никишов возглавлял Дальстрой в 1939 - 1948 годах / Фото: архив "МП"


Под его руководством Колыма в изобилии давала воюющей стране драгоценный металл, добыча которого велась за счет ужесточения лагерного режима, рабского труда заключенных с использованием самых примитивных технологий. 

Кто же он?

Уроженец Царицынской губернии (ныне Волгоградская область) Иван Федорович Никишов начинал службу еще в царской армии в 1915 году, а после воевал за красных во время Гражданской войны. После долгое время служил на разных командных должностях, а перед назначением на Колыму руководил управлением НКВД по Хабаровскому краю.

Перед отправкой в Магадан в 1939 году Никишова напутствовал сам Иосиф Сталин. Вождь народов хорошо понимал значение Дальстроя для экономики и оборонной промышленности СССР в преддверии большой войны, в неизбежности которой ни у кого в советском руководстве уже не было сомнений. Перед Иваном Никишовым была поставлена задача снабжать советскую промышленность золотом и оловом.

Надо сказать, что с этой задачей Иван Федорович вполне справился. В годы войны Дальстроем было добыто более 460 тонн золота и почти 19 тысяч тонн оловянного концентрата! В целом, как пишет магаданский историк Павел Гребенюк, примерно треть всего добываемого в СССР золота получал Дальстрой, при этом именно на его предприятиях себестоимость добычи золота была самой низкой.

Магаданский историк Сергей Ефимов высоко оценивает Ивана Никишова и как руководителя Дальстроя, и как обычного человека.

«Как отмечают многие ветераны, лично знавшие Ивана Федоровича Никишова по совместной работе в Дальстрое, на его повседневной деятельности сказывался характер сугубо военного человека, тем более что большая часть времени работы на Колыме, в Магадане пришлась на период Великой Отечественной войны, когда Дальстрой был предприятием оборонного значения», - пишет Сергей Ефимов.

Историк отмечает упорство и настойчивость Никишова в приобретении необходимых знаний в области геологии, горного дела, подчеркивает, что он не стеснялся задавать более компетентным лицам вопросы, связанные с поиском, добычей золота, старался как можно глубже разбираться во всем, что касалось роста производительности труда, внедрения новой техники, вникал в тонкости работы строителей, транспортников. Отсутствие у Ивана Никишова необходимого специального образования возмещалось его огромной работоспособностью, целеустремленностью, помноженной на природный ум и ярко выраженные организаторские способности. К тому же он был хорошим оратором, выступлением перед аудиторией в сложные моменты мог сплотить и мобилизовать людей на преодоление трудностей.

- Коренастый, крепко сбитый, с чисто русскими чертами лица, почти всегда щеголевато носивший военную форму, он был общителен, прост и доступен, в нем не было барства и высокомерия - так характеризует третьего руководителя Дальстроя Сергей Ефимов.

Людей не жалели

Однако стоит отметить, что под руководством Никишова положение заключенных в системе Дальстроя вряд ли улучшилось даже по сравнению с тем, что было при его предшественнике Карпе Павлове. Хотя массовые бессудные расстрелы как в 1937 - 1938 годах больше не практиковались, в целом лагерный режим был ужесточен.

Главной целью было достижение плановых и производственных показателей по добыче металлов. Ради выполнения этой задачи людей не жалели. Вместе с тем Никишов всегда был готов поддержать грамотных специалистов из числа заключенных, в том числе легко назначал бывших зэка на руководящие должности.

Ищите женщину

Роковую роль в судьбе Ивана Никишова сыграла его вторая гражданская жена Александра Гридасова. Молодая женщина, поначалу рядовая вольнонаемная служащая, сумела завоевать расположение всесильного руководителя и, по свидетельству многих очевидцев, могла буквально вить из него веревки.

Все закончилось анонимным письмом в Москву, которое попало на стол Лаврентию Берии. В нем Гридасову обвинили в пьянстве, разврате, растрате казенных средств, а также в том, что она оказывает слишком сильное и совсем неблаготворное влияние на Ивана Никишова.

Берия дал поручение разобраться. На Колыму приехала специальная комиссия, которая сообщила, что в целом факты, указанные в анонимном письме, подтвердились. Однако же никаких серьезных последствий ни для Ивана Никишова, ни для его жены анонимка не имела. Разбирательство ни к чему не привело и неторопливо длилось аж до 1948 года, когда Иван Федорович, наконец, был освобожден от должности директора Дальстроя по состоянию здоровья. Рапорт об этом он подавал двумя годами ранее, однако его отставку долго не принимали. К слову, через некоторое время, в 1950 году, он разорвал, как бы сейчас сказали, токсичные отношения с Гридасовой и вернулся к своей первой жене Юлии Ивановне, наладил общение с уже ставшими к тому времени взрослыми детьми.

Игорь КРИВИЦКИЙ.

В тему


Более полутора тысяч сотрудников Дальстроя в годы войны за выполнение планов по добыче золота и олова указами Президиума Верховного Совета СССР были награждены орденами и медалями. Саму организацию «Дальстрой» НКВД СССР в феврале 1945 года наградили орденом Трудового Красного Знамени.

Знаете ли вы


Иван Никишов стал героем рассказа Варлама Шаламова «Иван Федорович», где автор описывает его отношения с Александрой Гридасовой (она выписана в произведении под фамилией Рыдасова). Там же фигурируют многие другие известные колымские зэка, между которыми довольно сложные отношения, и писатель их вовсе не идеализирует.

«Иван Федорович особенно заботился о своем сердце после недавней женитьбы на двадцатилетней комсомолке Рыдасовой. Иван Федорович сделал ее своей женой, начальницей большого лагерного отделения - хозяйкой жизни и смерти многих тысяч людей. Романтическая комсомолка быстро превратилась в зверя. Она ссылала, давала дела, сроки, довески и стала в центре всяческих интриг, по-лагерному подлых.

Иван Федорович готовил большой сюрприз своей молодой жене. Рыдасова была любительницей безделушек, всяких редкостных сувениров. Уже два года под Магаданом работал один заключенный - знаменитый косторез точил из бивня мамонта замысловатый ларец для молодой жены Ивана Федоровича. Сначала этого костореза числили как больного, а потом ввели в штат какой-то мастерской, чтоб мастер мог заработать себе зачеты. И он получал зачеты - по три дня за день - как перевыполняющий план работы урановых рудников Колымы, где за вредность зачет выше золотого, выше первого металла».

Рассказ заканчивается тем, что Иван Федорович получает повышение и становится министром цветной металлургии СССР. На самом деле реальный Иван Никишов просто вышел на пенсию.

Воспоминание


Апельсины для первой школы

Инна Клейн, ученица легендарной первой магаданской школы, не раз встречалась с хозяином Колымы. В своих воспоминаниях она описывает эпизоды встреч с Иваном Никишовым, относящиеся к 1947 году.

ИННА КЛЕЙН с отцом1

Инна Клейн с отцом / Фото: архив "МП"


«В разгар школьного вечера перед Новым годом в школу приехал Иван Никишов, с ним еще несколько человек из руководства Дальстроя. У Никишова было очень много наград, но на кителе в тот вечер была только Звезда Героя. Тогда я о нем мало что знала, но то, что он Герой Социалистического Труда, знали все.

Гости вошли тихонечко в спортзал и встали около дверей, мы оглядывались на них. Директор, Вера Яковлевна, сразу же прошла к гостям, завязался разговор. Его начал Никишов, спросил, чего нам в школе не хватает, и выяснилось, что барабанной установки и литавр. Он пообещал помочь. Разговор продолжался, и вдруг Никишов спросил: «А что для вас есть в буфете?». Узнав, что на вечере нет буфета, он что-то сказал одному из сопровождающих, тот вышел, и в зал стали вносить ящики с апельсинами. Там было не менее 80 человек, всем достались апельсины, и все были довольны.

Иван Федорович держался просто и смеялся искренне, но было видно, что он сильная личность, волевой человек. У него был необычный взгляд, очень запоминающийся. Такой взгляд бывает у людей, которые очень много пережили и знают то, чего не знаете вы и другие. На вечере он был в хорошем настроении, но когда смотрел и слушал не улыбаясь, то глаза смотрели как-то отрешенно и печально, в глубине  - боль, его взгляд и забыть трудно.

Второй раз увиделись, когда в Магадан стали привозить трофейные кинокартины. Просмотр проводился в большой комнате, где натягивался экран и по ширине комнаты стояли стулья рядами, где могли сесть человек 40 - 50. Я думаю, что это были руководящие работники Дальстроя и Геологоразведочного управления. Представляете, и родители меня взяли с собой! Вот там-то я впервые близко увидела хозяина Колымы. В перерыве показа он буквально наткнулся на меня в коридоре, остановился и спрашивает: «Ты откуда взялась? Ты чья?». Я представилась, мы с ним вместе вошли в кинозал. Если выразиться современным языком - это был отпад! И я, живая и невредимая, после встречи с хозяином Колымы вернулась на свое место.

В конце сентября 1948 года папа был в командировке в Москве и привез оттуда первый слушок об отставке Ивана Никишова. Если вспомнить все разговоры дома об этом человеке, у меня сложилось мнение, что мои родители пользовались большим уважением Никишова и сами его уважали. Дома хранится фотография Ивана Федоровича, подписанная: «Товарищу и другу т. Клейн от души».

Виктор ОРЛОВ.

Читайте новости Магадана и Магаданской области в Telegram и WhatsApp