Меню
16+

Газета «Магаданская правда»

09.05.2019 11:40 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 34 от 09.05.2019 г.

Феодосия Иванова: «Да будет свет, Федя!»

Автор: Анна СЕРГЕЕВА.
Фото из семейного архива.

Феодосия Иванова с другом детства, 1946 г.

О том, как девчонкой она мечтала попасть в разведку, но стала дежурной по району

14 лет ей было, когда началась война. Меньше трех месяцев понадобилось Феодосии Ивановой, чтоб освоить ремесло и в первый раз вскарабкаться на столб: у кого какие неполадки были со светом — сразу звонили ей, была дежурной по району. Так всю войну трудилась она на электростанции в г. Могоча (тогда — железнодорожной станции) в Забайкалье, за что награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг.».

В августе ветерану труда Великой Отечественной Феодосии Харитоновне Ивановой исполнится 92 года. Живет она сегодня в Магадане в Доме ветеранов. В 1968-м по комсомольской путевке приехала на Колыму и долгие годы работала санитаркой в стоматологическом отделении поликлиники № 4 в Магадане. Воспитала двух дочерей, Веру и Нину, имеет внуков (Денис, Руслан, Ольга, Татьяна, Владимир) и правнуков (Инна и Илья).

- Видеть-то войну — не видели, но чувствовали хорошо, — так Феодосия Харитоновна вспоминает молодые годы. — Голодовка страшная была. В магазинах — голые полки. Хлеба давали по 250 граммов каждому, за ним мы стояли по нескольку часов в очереди всей станцией. У кого огороды, те спасались картошкой, турнепсом, брюквой. У кого не было — у нас брали: не продавали, а делились, у кого что есть, все пополам: хлеб ли, рыба, капуста квашеная… Не было такого, как сейчас. У меня отец был жив, мать, дом большой. Начальник электростанции знал родителей, устроил к себе. Пришла, попросилась к нему, после курсов мне вручили район. Это сейчас учатся по нескольку лет, а тогда — скоростное обучение. Брала когти, чтоб на столб залезть, поясом к нему привязывалась — и вперед, менять предохранитель. Одевалась под мальчишку: брюки, пальтишко обрезанное — так и прозвали меня в округе Федька, сокращенно от полного имени. Хозяйка, от которой поступала заявка, кусочек хлеба, картошечку давала. Тогда и опасности не чувствовалось — что там, дите ведь… Как-то зашла на электростанцию, на щитовую, — а там же ток везде, — благо, что была в резиновых сапогах: так тряхнуло, если б не они — убилась.

А как Феодосии в те годы хотелось на фронт попасть! Соседка-однофамилица была на три года старше, попросилась, ее и взяли, только с тех пор и не видел ее никто. Всей станцией пришли провожать, посадили в поезд, рукой махали… А Феодосино заявление не одобрили — мала еще, дома пригодишься!

- Я думала, с ней поеду. Говорю, хоть в разведку пошла бы. Кто б подумал на меня! Разузнала б все, пришла, рассказала бы. Знаете, в то время мы были другие, совсем другие, чем нынешняя молодежь. Потому что горе — общее. Голод — общий. Мечта — общая, одна! Понимали больше, сознательнее были. И каждый из нас, подростков, рвался на вой-ну, каждый хотел туда попасть. И радость была неописуемая в тот теплый майский день. Я бегу с работы домой, распахиваю калитку: отец с мамой сидят на крыльце нарядные, мама в белой блузке, я заскакиваю, обнимаю их, целую — закончилась война! О большем мечтать никто и не мог тогда.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.