Меню
16+

Газета «Магаданская правда»

09.05.2019 08:52 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 34 от 09.05.2019 г.

Чечня. Грозный. 2005-й

Андрей Доброгорский: «Все, что мог сделать для Родины, я сделал».

171 день сверхсрочной службы прапорщика Доброгорского

Знакомьтесь: 37-летний Андрей Доброгорский, уроженец п. Усть-Омчуг, трудится в магаданском спортивно-техническом центре «Подвиг» разнорабочим. Принимал участие в контртеррористических операциях по борьбе с незаконными вооруженными бандформированиями в Чечне, был заместителем командира разведочной группы.

…Вернувшись из Петропавловска-Камчатского, где проходил срочную службу в войсках связи, проработав полгода слесарем на руднике им. Матросова, Андрей согласился на предложение областного военкомата — поступить в школу прапорщиков в Хабаровске. После полугода учебки в 4455-й части парень отправился в войска в г. Уссурийск старшим инструктором в разведку. В 2004-м — в командировку на территорию Северо-Кавказского военного округа. На тот момент ему было 20.

- Каждый день — боевые задания: такой-то маршрут нужно пройти, прилетели на вертолете, высадились и потопали, — вспоминает сверхсрочник. — Неделя-полторы, потом обратная эвакуация. Искали заброшенные базы, где спрятано старое оружие, которое может среагировать, уничтожали его. Напороться на мину можно было в любую минуту. Страх? Страха не было ни у кого. Я, как и все, выполнял свои обязанности как военнослужащий. Это ведь такая же работа, как, например, в шахте: человек знает о том, что может что-то случиться. Там некогда думать, размышлять о чем-то, философствовать, бояться — ты просто делаешь свое дело, и все.

На руках Андрея умер земляк-однополчанин из Усть-Омчуга, друг Саша Кияница. Тоже контрактником был, в 26 подорвался на мине. В тот роковой день Сашка, увидев что-то вдалеке, отошел от группы — это была уже вторая его командировка в Чечню, он понимал кое-что в метках и, вероятно, увидел одну из них (боевики ставят опознавательные знаки для своих в местах, где зарыты взрывные устройства). Искусственное дыхание, массаж сердца не помогли, Андрею хотелось кричать от беспомощности. Выжил бы, не попади осколок «в жизненно важный орган», говорилось в материалах экспертизы. Вот этот случай запомнил. А однажды вертолет, перевозивший вторую группу разведки, пролетающую над «зеленкой», был обстрелян — трое раненых. И так 171 день. За все время рота, в которой служил Андрей, потеряла 17 человек.

- Вот когда по приезде домой мать увидел после инсульта, которая сразу и не узнала, тогда душа в пятки ушла: все дни службы перед глазами пролетели, — вспоминает собеседник. — За восемь часов до моего приезда в поселок у нее случился инсульт — парализовало всю правую сторону — и лицо, и руку, и ногу. Звонил с аэропорта — все еще было хорошо. Да, знала про Чечню, переживала очень. Я, как мог, выкручивался поначалу, правду не говорил. Чувствовала материнским сердцем. Потом мама получила инвалидность, я ухаживал за ней 12 лет, оставил контрактную службу, позже ее не стало. Жалею ли? Только об этом. Все, что мог сделать для Родины, я сделал.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.