Меню
16+

Газета «Магаданская правда»

16.05.2019 21:44 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 36 от 17.05.2019 г.

С ЛЮБОВЬЮ...

Лирические истории наших читателей и читательниц

На дне

Я все потеряла, и именно это позволило мне полностью изменить свою жизнь

Правду говорят: когда достигаешь дна, есть возможность оттолкнуться и взлететь. У меня была семья, работа, достаток... И в один момент я оказалась на улице с ребенком, думая, что жизнь моя кончена. Я тогда с крыши не прыгнула только из-за сына. Все случилось в мае.

Сначала меня без объяснения причин уволили из фирмы, где была секретарем. Потом убили мужа в пьяной драке. Через пару дней, еще до похорон, пришли конкретные ребята и сообщили, что маму мою и сына на запчасти разберут, если я не верну долг покойного супруга. Тогда я узнала, что он по-крупному играл. Мне нечего было продать, кроме квартиры. Суммы не хватило, пришлось занимать по знакомым. Эти ужасные люди отстали, спасибо и на том.

Мама ни о чем не знала, жила со мной, но никогда особенно не интересовалась, кто за все платит. Ее перевезла в интернат под предлогом трудоустройства с неудобным графиком. Мне негде было жить и не на что есть. На работу с двухгодовалым ребенком не брали, узнав, что в случае болезни сидеть с ним некому (раньше просила маму).

Добрые люди, знакомые знакомых, пустили в комнату в коммунальной квартире, которая им в наследство досталась. Там не было ремонта и мебели, старый матрас на полу и стул. Собственную обстановку продала вместе с квартирой, потому что везти ее было некуда. Сын постоянно болел из-за стресса и плохого питания. Полноценно работать не могла. Пошла мыть полы во все магазины в округе. Вспомнила, что когда-то окончила лицей по специальности кулинара-кондитера. Испекла пару тортов знакомым. Потом в общей кладовке нашла старую «Подолку» и чьи-то пальто с платьями. От нищеты стала перешивать вещи на себя. Знаете, в таких обстоятельствах действительно открываются какие-то резервы. Вещи получались — ни одна модница в Магадане не была одета лучше, хотя до этого никогда я швейным талантом особым не отличалась, так, в школе на трудах баловалась.

Примерно 80 процентов заработанного уходило на возвращение долгов — люди не могли ждать вечно, всем тогда не хватало денег — это был август 1998 года, дефолт. Питались с сыном варениками с луком — вода, мука, соль, лук; варили борщ из одного окорочка — картофелина, капуста, лук, морковь, томатная паста; все овощи подгнившие, неликвид со складов. На торты заказные уходили деньги — масло, сахар сами не ели, только для клиентов. Оставляла сыну обрезки, красиво оформляла, и он был счастлив, обожал, когда мне заказывали медовики.

Примерно в конце года стало полегче — делала по два торта в день, шила женщинам из нашей общаги и их подружкам новые одежки из всякого старья. Уборщицей уже не работала, не было времени и сил. Сына в сад почти не водила — он мне помогал месить тесто и распарывать одежду. В неделю выходило, как у мужиков-руководителей в месяц, но и пахала безбожно на общей кухне, боясь, что алкаш-сосед залезет в торт пальцем и испортит заказ.

Смогла через год, тоже в мае, в рассрочку купить однушку-малосемейку. Какое же это счастье! Такая же обшарпанная, без мебели, но собственная! Теперь работала на то, чтобы быстрее стать полноценной хозяйкой.

На мужчин времени не было, я забыла, как они раздетыми выглядят. Сын рос и радовал. Каждый день — борьба за выживание: продукты в холодильнике, оплату коммуналки и накопления на черный день. А потом появился он. Просто познакомились у кассы в магазине. Подвез до дома. Он в Магадане был по делам, давно на тот момент уже здесь не жил. Предложил отношения. Бросилась в них, как в омут, устав быть и бабой и мужиком, мамой и папой для сына.

У него был собственный небольшой бизнес, как раз кафе-кулинария. Я начала пахать теперь и там, за год стало пять кафе. Потом мы разошлись, по-честному поделили бизнес. Я стала развиваться, он потихоньку прогорал. Были и другие мужчины у меня, у них ничего не просила, все давали по своей воле. И вот теперь, спустя 20 лет, у меня сеть кафе и ресторанов, дом за городом, квартира, два автомобиля, молодые любовники. И сыночек мой любимый только радует, парень вырос неизбалованным. А красавчик — девочки шеи сворачивают.

Все в моей жизни было к лучшему. Мужа бы все равно убили: он никогда не жил спокойно, только прицепом могли и нас с ребенком. И если бы не тот ужас, никогда бы я на ноги не встала, сидела бы секретаршей до сих пор в какой-нибудь конторе и плакалась на судьбу несправедливую, как многие женщины. Поэтому, когда в дом стучится несчастье, верьте, все еще будет хорошо. Обязательно будет.

В редакцию звонила Марина К.


Парниша высокого напряжения

Тот случай, когда нужен был грузчик, но что-то пошло не так

Я не жадная, но кормить всех подряд за здрасьте очень не люблю. Поэтому, когда бесплатная доставка холодильника обернулась его платной установкой, рассвирепела и погнала здоровых лбов, которые хрупкой женщине за просто так махину двухметровую не могут придвинуть к стенке, вон.

Осталась наедине с гробом без колес приятного черного цвета и стала раздумывать, как его в одиночку через узкий дверной проем запереть в кухню и примостить между столом и батареей. Крутилась пираньей вокруг, но сдвинуть с места рефрижератор не получалось даже на сантиметр.

В итоге наобум пошла в подъезд, чтобы заловить кого-нибудь из соседей. И тут бежит через две ступеньки огромный, как мой холодильник, красавчик со скульптурным телом. Единственное отличие — не черный, а с нормальным для славянского мужчины цветом кожи.

- Вы Наталья? — игриво спросил парниша.

Я так удивилась. Наталья-то я, но вот он откуда это знает?

- Ну тогда пойдемте! — резво направился в мои хоромы жеребчик.

Я поняла, что поймала удачу за хвост. Такому мой холодильник — раз плюнуть. В прихожей проблема обозначилась сама, причем во всех оттенках черного.

- А как же? Я прямо здесь, что ли, должен?

Не поняла вопроса, но на всякий случай как можно более ненавязчиво предложила переместить предмет бытовой техники в кухню. Он с такой легкостью принял его на грудь, задорно поигрывая мышцами, что я пожалела — такая сила и мощь зря пропадает. Да ошиблась. Когда холодильник, как влитой кстати, занял свое место в пищеблоке, парень развернулся и без всякой музыки, выписывая восьмерки бедрами, стал… раздеваться, по ходу дела протягивая CD-диск. Поставила как под наркозом. На весь дом грянула протяжная мелодия.

Тем временем шальной парниша раздухарился не на шутку и оголился до трусов. Я вообще отказывалась что-либо понимать. Но его протянутые руки говорили больше слов. Я решила поддержать, если ему так хочется. Главное, холодильник там, где надо, стоит. Все остальное, принявшее вертикальное положение, меня хоть и волновало, но гораздо меньше.

Пиликанье его мобильного застало нас уже почти обнаженными. Он ойкнул, похватал вещи и, извинившись, смылся из квартиры, не забыв ловко вытащить свой диск из моего музыкального центра. Я осталась одна в полном недоумении, но ненадолго. Через полчаса он позвонил в дверь. Был весь вспотевший и громко смеялся. Оказалось, приехал он из Краснодара подзаработать на ниве стриптиза, его пригласили к одинокой холостячке по имени Наталья (моя старая горбатая соседка), а он решил, что это я.

В общем, итог таков. Холодильник урчит в моей кухне и по сию пору. А с тем стриптизером мы теперь родители близнецов. И он вообще-то электрик, причем очень хороший и перспективный. Хотя и пляшет иногда. Но только в нашей спальне.

Татьяна. Из электронной почты.


Девочки-светофоры

Принцессы с пирсингом и синими волосами стоят принцев с пивасом и дислексией

Официантка принесла горячий кофе. Я смотрела на барную стойку, возле которой стояли они — две девушки, подруги баристы. У нее пирсинг в носу и зеленые волосы, у корней грязно-каштановые. Одна из подружек с синими локонами, ну, то есть паклей, вторая — с розовой. На вид им не больше двадцати. Фигуры оплывшие, будто изношенные не одними уже родами, а лица детские, одутловато-щенячьи.

Двадцать лет. Со мной это было будто несколько веков назад. Худенькая блондинка, я нравилась мужчинам, но никак этим не пользовалась. И горжусь. Стала старше. Теперь брюнетка. Такая же худенькая, и все еще нравлюсь статным и избалованным, которым, кажется, давно никто не нужен. И сейчас, как тогда, никак этим не пользуюсь.

Каким мужчинам могут понравиться они? Нет-нет, я без чувства превосходства, боже упаси, — просто мысли вслух. Почему современные девушки, которые ходят в драных штанах и уродских лоферах на толстой подошве, пренебрегают мытьем и своевременным окрашиванием волос (желательно в дорогие, породистые цвета, а не в светофор), едят все подряд, покрываясь прыщами и валиками жира, считают себя вправе восклицать, что принцы перевелись? А где же принцессы?

Разве уважающий себя молодой человек или мужчина посмот-рит на зеленые патлы, пирсинг и татухи на целлюлитных руках? Нет, ну я серьезно?! Да, посмот-рит и — я больше чем уверена — брезгливо отвернется. А задержит взгляд парняга с пивасом, небритой мордой — я не имею в виду дорогую сексуальную небритость — и тремя классами церковно-приходской. Но барышни-то ждут других, а подходят только те, кто считает, что Билибин — это клуб такой офигенно модный, а не в первую и единственную очередь фамилия прославленного руководителя Первой Колымской геологоразведочной экспедиции (я бы на месте родственников в суд подала, чтоб не пачкали имя уважаемого на территории человека).

Мне их жаль, девчонок этих. Потому что очень трудно, наделав ошибок по молодости, потом жизнь переписать, это единицам удается. У меня одноклассницы родили после школы или чуть позже от случайных мужчин, поменяли кучу партнеров, многие без образования, а когда дело стремительно катится к четвертому десятку, все не так безоблачно, как в двадцать. Ровесницы в дорогой одежде, на собственных автомобилях, управляют бизнесом, а ты с детьми от разных отцов стоишь за прилавком и все тебя, как девочку, шпыняют. А ведь когда-то шансы были равными, может быть, у тебя их было даже чуть больше. Но вот они, ошибки юности, — синие волосы, пирсинг и непоколебимая уверенность, что сейчас повеселюсь, а потом все еще будет.

А жизнь по кирпичикам строить нужно каждый день. Не получится не делать ничего и за один день соорудить высокую крепкую стену, которая не разрушится от первого ветра или дождя. Каждый день — борьба. За место в этом мире, не на задворках, где такие же немытые побродяжки, а в самой солнечной его части. И для этого надо пахать.

По телефону с корреспондентом говорила Ксения, 36 лет.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.