Меню
16+

Газета «Магаданская правда»

11.01.2019 09:58 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 1 от 11.01.2019 г.

С ЛЮБОВЬЮ...

Лирические истории наших читателей и читательниц

Глиста в купальнике

Как подцепить красавчика с крепким телом… у проруби

Мне как-то подружка сказала, что мужа надо искать… на Крещение. И не в гаданиях дело, а в абсолютно прагматичном подходе: если он ныряет, да еще и телом ладен — так то ж прекрасный будущий муж и отец детям!

Мерзну всю жизнь даже в теплом офисе от сквозняка, но с Аленкой за компанию — надо, значит, надо. У меня ничего не было, кроме бикини с нескромными трусиками-танга серебристого цвета. Под него загорела, чтоб быть контрастной, и поехали мы с Аленкой-дурындой в бухту примеряться к иордани.

Такая в тот год стояла холодища, задубела в горнолыжном костюме. А переодеваться в палатке без отопления. Зашла. Смотрю, стоит парень, красавчик, глаз не отвесть. И куда-то испарилась дрожь, картинно, как в кино, стала раздеваться, а он поглядывает. Как оголилась до бикини, прям конкретно вытаращился: «Вы на пляж? Как водичка?». Это было очень смешно.

Дальше-больше. Предложил помощь, видя, какая я худая и прозрачная. Надев тапки, выскочили на улицу и бегом к проруби. Пропустил по-джентльменски даму вперед.

Я, как ступила на лесенку, думала, все, тут и кончусь. А надо нырять, как я поверну-то, когда Аленка машет мне из палатки полуголая? Нырь — и тишина. Было ощущение, что крышка мне, тело сковало цепями. И тут кто-то ка-а-ак дернет меня из воды. Но не парень с ничешным торсом то был, который, как дурак последний, растерялся в своих черных облегающих плавках, а эмчеэсник — толстый и грозный: «Куда полезла, глиста в купальнике?!». Обидно и совсем не смешно!

Не сразу разглядела, что рядом стоял еще один, молодой и очень симпотный. Неизвестно откуда добыл он плед, довел в нем до их служебной машины, туда же вещи мои принес. Мы разговорились. Зовут его Васей, 27 лет, в МЧС работает три года, не женат. А мне того и надо. Только торса не видела. Но в этой структуре вообще-то ребята здоровые да крепкие.

В общем, теперь я не одна, нас четверо. Собственно, я, Сергей и Мария — Васильевичи, ну и он, мой герой и спаситель от ледяных прорубей. Кстати, теперь ныряем постоянно, я больше не боюсь соленой водички со льдом. И вообще, счастье есть.

С корреспондентом говорила Анна.


Мой северный

Километры — ничто и слезы — вода, если мы есть друг у друга

Я не могу быть рядом, хороший мой, самый лучший, поэтому дарю это письмо. Мы познакомились в крещенские дни в Магадане в прошлом году, и эта встреча стала моей зимней сказкой.

Я далеко, и не могло быть у нас иначе. Но сердце осталось с тобой в вашем заснеженном городе на краю земли у холодного северного моря, на берегу которого однажды мне стало очень тепло.

Мы смотрели на льды, трещал мороз, и они трещали, ты наклонился ко мне, помнишь, и впервые поцеловал. Губы твои, сладкие и пряные, согрели меня от всего на свете холода, который был и есть в моей другой жизни.

Изменить что-то — разве распоряжаемся мы собственными жизнями, когда существуют обстоятельства непреодолимой силы? Я не могла и сейчас не имею права оставить все, что здесь окружает меня. Но все это не может помешать мне любить тебя, жить тобой и нашими общими воспоминаниями.

Спасибо, боже, что ты послал мне его и эту коротенькую, мимолетную неделю, за которую я успела понять, что любовь существует и она именно такая. А я ведь ее совсем другой представляла. Тонуть в чьих-то глазах и там, на глубине, раз за разом находить себя. А сейчас просто тону и никак не достану ногами дна в какой-то черной липкой пустоте.

Я знаю, тебе не нужен подарок. И передать его у меня нет вариантов. Но это письмо к тебе дойдет. Пусть для меня ты так и остался мужчиной без адреса. Ты прочтешь, как я люблю тебя, как скучаю, и улыбнешься. И пусть я этого не увижу, но улыбка твоя в этот миг облетит все океаны и континенты и окажется у меня в ладошках. Тогда я мысленно тебя поцелую, и ты обязательно это почувствуешь.

Обнимаю тебя, мой первый, мой славный, мой северный, холодный и очень горячий, мой горько-сладкий, мой сказочный. Помни обо мне. И пока это так — мы есть друг у друга. И километры — ничто, и слезы — вода.

Без подписи. Из электронной почты.


Я - Света

Можно предсказать будущее в рождественские дни

Всегда смеялся над подружками жены, которые увлекались зимними гаданиями, пока не произошел удивительный случай, связанный со мной и моим сыном.

Узнав, что самое распространенное гадание на Рождество и Крещение среди девушек — выбежать из дома на улицу и спросить у первого встречного мужчины его имя, я и Илья, мой сын, провернули эту операцию на свой лад: для Ильи, я-то женат. Договорился с сыном, кто-нибудь из нас узнает у первой встречной девушки имя. По поверью, так будут звать суженую. Это нам объяснили незамужние из общежития, где мы жили. В общем, под натиском соседок я и Илья решили почудить.

Расхрабрились и в добром расположении духа выскочили на мороз. Встретилась стайка девчушек, наверное, они были школьницами. Илья спросил одну из них: «Как тебя зовут?». «Света», — ответила рыженькая в ярком пальто и пушистой песцовой шапке.

Прошло десять лет. Недавно от сына получил электронное сообщение, Илья порадовал: он встречается с девушкой, она ему нравится. Парень решил взять совет у родителей, стоит ли жениться. Она его сокурсница по институту. Имя, как вы догадались, у нее то самое, Светлана. Я с ответом тянуть не стал:

- Пусть она будет светом твоей жизни! — и поздравил влюбленных с Рождеством и наступившим Новым годом.

Петр КОРЕНЧУК. Магадан.


Давай-ка, дрыгай!

Иногда лучше жевать, чем говорить

После прошлых рождественских дней Валя с Колей собирались жениться. Валя была женщиной тучной и громкой, Коля являл собой пример того, что не нужно добро на… кое-что переводить: сколько ни ел, все был 42-го размера. В общем, толстый и тонкий.

Их позвали в гости на Рождество как-то новые знакомые с его работы, люди, только переехавшие на Колыму. И не знала семейная пара, что хозяева дома им попались, мягко говоря, скаредные. Сели за стол, и тут Валентина, похрустывая швами на блузке, огляделась.

Та-а-а-ак, десять тонюсеньких кусочечков сыра, столько же колбасы, четыре куриные ножки, восемь картофелин и порционные, ну просто крохотулечные незамысловатые салатики. Вальке столько нужно, чтоб размяться перед ужином. А Кольке — на первый завтрак. Но сидели чинно, стараясь не трескать, как обычно, запихивая в рот все подряд в неограниченном количестве. От того и беседа шла как-то вяло.

Но через час Николай даже тарелку хлебушком, которого тоже было под расчет, вытер. Побыли еще, чуть не вылизывая бокалы, и удалились, как только представился шанс. А дорогой вышел разговор. Валентина не могла дождаться, когда хлопнет дверь подъезда, чтобы начать гневно возмущаться такому приему.

«Вот видишь, — начал первым Николя, едва Валя набрала в грудь воздуха для первого пристрельного залпа по мужниному коллеге-скупердяю и его жене, — люди не жрут, как ты, тазами, и вот имеют неплохо отремонтированную и обставленную трешку. А мы ютимся в «хруще», и штукатурка в туалете на голову сыплется».

Так Валя и замерла с раскрытым ртом. Обычно единодушно с ней во всем согласный, впервые Коля высказался первым. И как! Меж тем та самая «хрущоба» — Валькино приданое, от первого мужа досталась. А у Коли что, кроме ямы вместо желудка и тощих конечностей? Ржавый японский тазик — типа машина и пять кредитов для бывшей тещи, мамы и себя любимого, потому что захотелось айфон, которые платить пришлось вместе, хоть в трате заемных денег Валентина вообще-то не участвовала.

И вспомнилось ей, схватило за сердце тоской, что происходило ровно два Рождества назад. Она была не 52-го, как сейчас, а 48-го размера, ждала в гости парня, который должен был мужем стать, да не сложилось. Любовь была, романтика, хотелось жить и растить розы, мечтать о детях, обнимать мир. А сейчас?

«Знаешь что, друг, — молвила Валентина, когда они уже зашли в квартиру, и Коля, не она, бросился к холодильнику опустошать «тазы», — давай-ка, дрыгай! Без тебя расчудесно жила и еще столько же проживу. И кольцо свое из проволоки прихватывай!». Засим замолчала.

А Коля так и остался стоять у распахнутой дверцы, дожевывая третью за полторы минуты котлету.

Записала Полина ОСТРОВСКАЯ.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

10