16+

Газета «Магаданская правда»

Главная / Статьи / Судьба учителя Варрена
05.10.2018 16:32
  • 15
  • 1

Категории:

Судьба учителя Варрена

Игнатий Афанасьевич Варрен был первым заведующим ольской библио- текой и первым человеком, кто научил местных ребятишек грамоте.

«Камчатка — для камчадалов», или За что советская власть расстреляла ольского просветителя

В октябре 2018 года исполняется 85 лет ольской библиотеке, которая носит имя выдающегося просветителя Игнатия Варрена. Он был ее первым заведующим, а также первым ольским учителем. Необычайно одаренный человек стал одним из тех представителей интеллигенции, которые пострадали от «большого террора» 1937 — 1938 годов на Колыме.

От Олы до Командор

Игнатий Варрен родился в Петропавловске на Камчатке в 1891 году. Во всех документах его национальность указана как «камчадал». Хотя, как и многие другие жители тогдашней окраины Российской империи, Игнатий был человеком смешанных кровей. Его предками со стороны отца были англосаксы и индейцы Аляски — родной дед Игнатия Афанасьевича Дэвид Варрен с товарищем Уильямом Флетчером в 1836 году обратился к камчатским властям с просьбой о переходе в православие и принятии российского подданства, после чего поселился на Камчатке. Сегодня бы имя Дэвида Варрена прочитали бы как «Уоррен», но в XIX веке английские фамилии русские произносили согласно правилам немецкого языка.

По материнской линии в роду Варрена были оймяконские эвены и казаки из Ямска. Прежде чем ступить на стезю учителя, Игнатий Афанасьевич окончил Петропавловское городское училище и педагогические курсы. Следует добавить, что образование детей в Оле, Гижиге и других приохотоморских поселениях в старину было в руках церкви. Однако для священников учительство было на третьем-четвертом месте после собственно церковной службы и различных хозяйственных забот, так как приходы на Колыме были небогатые. Первый учитель нецерковного звания был направлен в село Ола 105 лет назад в июле 1913 года. Указом камчатского губернатора учителем Ольского туземного приходского начального 3-классного училища назначался Игнатий Афанасьевич Варрен. В этом училище юные ольчане изучали чтение, счет, письмо, географию, историю, русский язык и литературу. В целом Варрен за свою жизнь проработал педагогом больше 35 лет, кроме ольчан, он успел поучить детей на Камчатке, Чукотке и Командорских островах.

Жена-революционерка

Молодой учитель, один из немногих образованных людей Олы того времени, Игнатий нашел себе жену-фельдшера. Капитолина Васильева приехала в Охотско-Колымский край не по своей воле. Молодая девушка окончила Смольный институт в Петербурге, и ее ждало прекрасное будущее, однако тогда в моде у столичной молодежи были революционные идеи, и увлечение ими привело Капитолину Васильевну к преследованию властями и ссылке в далекую Олу. Если Варрен был первым ольским учителем, то его супруга — первым ольским медиком, хотя в первое время у молодой женщины-фельдшера не было ни инструментов, ни лекарств. В семье Варренов рассказывали, что Капитолина Васильевна спасла жизнь раненному медведем охотнику, проведя ампутацию ноги подручными средствами, причем кость ей пришлось пилить обыкновенной пилой. У пары родилось трое детей: дочери Муза, Зоя и сын Ростислав. За свои заслуги педагога Варрен еще при царской власти был отмечен серебряной медалью «За усердие».

Скоро в России прогремели революция и Гражданская война, отголоски которой докатились и до Олы. Впрочем, семью Варренов беды тогда обошли стороной — ни белым, ни красным не приходило в голову тронуть единственных в селе учителя и фельдшера.

Первый арест

В Оле Варрен пользовался всеобщим уважением, каким только может пользоваться сельский учитель. Кроме обучения детей, он издавал газеты «Ольская жизнь» и «Голос тайги», работал в комиссии по составлению эвенского словаря, устроил избу-читальню — прообраз нынешней библиотеки. Поэтому, когда в 1930 году его арестовало ОГПУ по подозрению в антисоветской агитации, авторитет советской власти среди ольчан сильно пострадал. Варрена отправили в Хабаровск, где пять месяцев продержали в тюрьме. Тогда ему удалось уцелеть, обвинения не доказали. Тем не менее он вынужден был уехать учительствовать на Чукотку, в Лорино, а затем в 1934 году вернулся в Ольский район. Но должность учителя в Оле была уже занята. Тогда Игнатий стал работать в школе-интернате соседнего села Бараборка.

Герой книги

В Бараборке состоялась встреча Игнатия Варрена с журналистом газеты «Советская Колыма» — предшественницы «Магаданской правды» — Исааком Гехтманом. Ему удалось пообщаться со многими людьми, которые можно назвать легендами Колымы — Берзиным, Цареградским, даже с другом легендарного первооткрывателя колымского золота Бориски — старателем-авантюристом Сафи Гайфуллиным. Учителю Варрену Гехтман посвятил отдельную главу своей книги с пространным рассказом о его жизни на Чукотке и описанием встречи в Бараборке.

«В комнате учителя, похожей на блокгауз, вырубленный из больших лиственничных бревен, было тепло и светло. Маленькая «буржуйка», установленная на ящике с песком, потрескивала, сверкая вишневыми боками. На ней стоял большой жестяной чайник… Учитель Варрен уже хлопочет возле печки. Он заваривает в чайник сразу осьмушку чая, по тунгусскому обычаю, и сыплет в котелок с кипятком замороженные пельмени», — описывает эту встречу Гехтман.

Уже тогда Варрен рассказывал журналисту, что его бывшие ученики работают сейчас среди своего народа председателями райисполкомов, секретарями сельсоветов, председателями колхозов, инструкторами.

«Орочи ведь очень способные люди, как и вообще коренное население Севера. За тридцать лет я убедился в этом. А ведь до сих пор находятся люди, которые проводят теорию об органической неспособности народов Севера к наукам и культуре», — говорил Варрен.

Хотя смышленых и активных детей таежников и тундровиков было непросто посадить за учебники, их куда больше привлекали охота и рыбалка.

«Варрен поставил на стол новый чайник, банку с медом, быстро и ловко, с повадкой охотника-таежника вскрыл большим ножом банку фруктовых консервов и, потирая маленькие нервные руки, оживленно продолжал разговор.

- Люблю свой край — север. Не могу жить у вас в городах. Был один раз в Хабаровске, не мог дождаться, пока обратно на Чукотку уеду. Чувствовал себя там как-то очень одиноко. Все спешат, торопятся, никому нет дела до другого. Нет, видно, родился я здесь, здесь и умру. А как приятно видеть, что под твоими руками рождается новый человек, как под руками резчика из гладкого моржового клыка выходит статуэтка оленя. Сколько здесь еще работы. Ведь этого мало, что туземцы начали приобщаться к советской культуре. Нужна глубокая перестройка сознания, нужен свет науки», — описывает Гехтман свой разговор с Варреном.

В 1937 году Игнатия Варрена выдвинули на получение звания заслуженного учителя — первым среди колымских педагогов. А в январе 1938-го снова арестовали. 7 марта «тройка» при УНКВД по Дальстрою приговорила его к расстрелу за контрреволюционную троцкистскую агитацию, участие в партии эсеров и, самое абсурдное, стремление отторгнуть Камчатку от России под протекторат Японии. Через 10 дней учителя Варрена расстреляли. Основаниями для обвинительного приговора стали показания самого Игнатия Афанасьевича.

«В 1918 г. я участвовал в двух эсеровских съездах, где наряду с вопросами о методах борьбы с советской властью стоял вопрос об отторжении Камчатки под протекторат Японии под лозунгом «Камчатка для камчадал», откуда берет начало контрреволюционная организация «Автономная Камчатка», ликвидированная органами ОГПУ в 1933 г. Возвратясь со съездов, я активно проводил в жизнь решения эсеровских съездов, поставив конкретные задачи борьбы с советской властью, пред населением популяризировал задачи эсеровской партии, распространял клевету на большевиков».

Кроме того, Варрена обвинили в прямом сотрудничестве с японской разведкой. Якобы он согласился предоставлять сведения «о политико-экономическом состоянии побережья» некому японцу в 1918 году.

Не подлежит сомнению, что это самооговор, полученный под пытками. По словам очевидцев, за время, проведенное под арестом, Игнатий Варрен из крепкого сорокапятилетнего мужчины превратился в глубокого старика. При этом при чтении показаний Варрена не покидает ощущение запредельной абсурдности и бесчеловечного цинизма, с которым велось следствие.

Следует отметить, что, хотя Варрен никогда не был коммунистом, он с сочувствием относился к советской власти и даже был секретарем Ольского ревкома во время Гражданской войны. Любопытно также, когда белые из отряда есаула Бочкарева свергли Ольский ревком и убили нескольких большевиков и им сочувствующих, Варрена не тронули — все-таки единственный учитель в округе. Советская же власть Игнатия Варрена не пощадила, более того, предполагаемые связи с Бочкаревым поставила ему в вину.


ЧЕМ КОНЧИЛИ ПАЛАЧИ ВАРРЕНА

Судьба в конце концов наказала людей в погонах, которые обрекли Варрена на пытки, несправедливый приговор и расстрел. Как пишет магаданский историк Давид Райзман, начальник УНКВД по Дальстрою Сперанский, к тому времени капитан госбезопасности, был арестован в 1939 году и этапирован в Москву. В 1940-м осужден Военной коллегией Верховного суда СССР по статье 58 части 6,10,11 УК РСФСР и приговорен к высшей мере наказания — расстрелу. Такова была участь многих энкавэдэшников, которые из палачей превратились в жертвы.


ДЕТИ И ПАМЯТЬ

Сын Варрена Ростислав Игнатьевич погиб на войне во время освобождения Белоруссии в 1944 году. Две дочки продолжили дело отца — стали учительницами. Одна из внучек по сей день живет на Колыме — наша коллега Наталья Соловьева несколько десятилетий проработала на местном ТВ, а сейчас ведет в «Магаданской правде» раздел «Колымский огород». Имя Игнатия Варрена носит Ольская районная библиотека — наследница созданной им некогда избы-читальни.

Автор: Саркис ТАРУТИН.

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите, пожалуйста, необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам. Заранее благодарны!

Оцените, пожалуйста, этот материал по 5-балльной шкале:

Выберите один вариант

Всего проголосовало 0 человек

05.10.2018 - 04.11.2018

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Вверх