16+

Газета «Магаданская правда»

Главная / Статьи / Игорь Олейников: «Я стараюсь, чтобы читатель задумался над моей иллюстрацией»
28.09.2018 11:52
  • 18
  • 3

Категории:

Игорь Олейников: «Я стараюсь, чтобы читатель задумался над моей иллюстрацией»

Игорь Олейников: «Когда я рисую, не думаю, что рисую детям. Я рисую, как для себя».

В краеведческом музее открыли выставку известного российского художника-аниматора

С 24 сентября по 8 октября у магаданцев есть шанс оценить творчество легендарного художника-мультипликатора Игоря Олейникова: на выставке в краеведческом музее, открывал которую в минувший понедельник лично автор работ, представлены, кроме непосредственно 50 репродукций к произведениям А. Пушкина, А. Усачева, Д. Хармса, И. Бродского, Д. Харриса, Х. К. Андерсена, В. Даля, еще и книжные издания с его иллюстрациями.

Золотая медаль Андерсена «за выдающиеся заслуги и вклад в мировую литературу для детей и юношества» была вручена Игорю Олейникову в Афинах на Всемирном конгрессе Международного совета по детской книге (IBBY). До этого единственной русской художницей, получившей эту престижную награду в 1976 году, была Татьяна Маврина.

Почему он не будет иллюстрировать выходящие сейчас книги Толкина, об отношении к канонам в рисунке и «Смешарикам», о детских книгах и иллюстрациях в книгах для взрослых Игорь Олейников рассказал в преддверии магаданской выставки в начале сентября корреспонденту РИА «Новости» в Афинах.

Не думаю, что рисую детям

- Как вы восприняли присуждение премии? Ожидали?

- Говорить, что нет — будет кокетством. Чуть-чуть ожидал — вот будут сейчас объявлять, а вдруг? С другой стороны, 42 года ничего не было и с какой радости мне будет премия? Такие сильные художники были в конкурсе. Сердце, конечно, колотилось, и раз — объявили меня.

- Вообще как вы оцениваете качество оформления детских книг сейчас?

- В России оно очень высоко пошло. Оно съехало с рельсов соцреализма, к которому всех приучали и который еще лет 10 — 15 назад был. Все художники рисовали довольно однообразно. Сейчас пришли молодые, и разнообразие огромное, и текстов прекрасных очень много появилось. Сейчас детская книга пошла вверх. В советское время достать хорошую детскую книжку было невозможно.

- Но тиражи-то какие большие были!

- Да, миллионные, и где все это было — я не знаю. В моем детстве мама собрала роскошную коллекцию детских книг. С другой стороны, сейчас ушла подростковая книжка. Тот, для кого работает иллюстратор, по большей части это подросток. Жюль Верн, Майн Рид — это ушло и не вернется. Кому сейчас интересно читать Жюль Верна, особенно после «Звездных войн»? К тому же он пишет очень долго, медленно, растянуто. Нет. Джек Лондон, может быть, останется, а Верн и Рид — нет. И с ними ушла иллюстрация, большая ее часть.

Но когда я рисую, не думаю, что рисую детям. Я рисую, как для себя. Не думаю, кто будет смотреть. Конечно, желательно не рисовать курение, алкоголь, нельзя кровищи напускать, хотя иногда хочется. (Смеется.)

- Вы в советское время мультипликатором работали. Были тогда замечательные образы — Волк и Пес, Чебурашка и крокодил Гена, кот Матроскин и дядя Федор. Появляется что-то подобного масштаба сейчас?

- Мне очень нравятся «Смешарики». Только не 3D, а 2D. Я обожаю эту серию. Такого же масштаба «Маша и Медведь» — всю планету уже завоевала. Больше не знаю. Все пытаются оживить старые бренды. Но не знаю… Не надо пытаться войти в реку дважды.

- Вы иллюстрировали «Хоббита».

- Это было так давно!

- В Америке сейчас вышла ранее неизданная книга Толкина «Падение Гондолина», в России скоро выйдет «Повесть про Берена и Лютиен». Будете иллюстрировать?

- Нет! Что вы! Я когда-то был фанатом Толкина и сейчас его люблю, и пытался много рисовать. Но я знаю, что лучше Михаила Беломлинского не нарисовать — это прекрасно! Простые рисуночки, как будто под гобелен, как будто несерьезные — это лучшие иллюстрации Толкина, которые я видел. Он делал хоббита с Леонова — и это самый прекрасный хоббит на свете. Все навороты современные — нет, не то.

О воле и вольностях

- Как вы считаете, меняют иллюстрации отношение читателя к книге, ее героям?

- Я стараюсь, чтобы читатель задумался над моей иллюстрацией, почему это так, а не иначе. Почему рыба, которая лежит в «Коньке-Горбунке» на животе, у меня — на боку? Там написано «рыба-кит». Кит — это не рыба, а рыба — это не кит. Я выбрал рыбу, и она у меня лежит на боку совсем несчастная, почти умирает.

- Вы позволяете себе вольности при трактовке образов?

- Я только так и стараюсь делать. Но оставаться в границах текста. Например, я делал иллюстрации к «Сказке о попе и работнике его Балде». Я поменял их местами, сделал попа хорошим, а Балду — конченым негодяем. Мне так захотелось. Всегда поп был плохой, а Балда хороший. А чего же в нем хорошего? Дай, думаю, попробую поменять местами. Просто я терпеть не могу каноны. Я считаю, что канон хорош только в иконе.

- Вот, например, сказки Владимира Даля…

- Да, они неадаптированные — там такое! Все мы знаем сказку про Ивана Царевича и такого благородного волка. Но у Даля волк в конце убивает Ивана Царевича. Что там волк вытворяет с ним! Постоянно подставляет! Это совсем не та сказка, которую мы знаем. Когда начинаешь читать и задаваться вопросами, то вырисовывается совсем другая картина. Хотя все в тексте есть. Я задаю вопросы к каждому слову.

Я часто привожу пример, как делал «Конька-Горбунка». Там в конце фраза про царя — «бух в котел и там сварился». А сварился он, живой человек, в кипящем молоке. Это ужас. Но ведь никто не замечал. Я нарисовал вареного царя. Ведь в тексте это есть.

Я ничего не придумываю сам. Просто очень многие люди не замечают каких-то слов в тексте. Мне хочется, чтобы они обратили на это внимание.

Картинки к… Библии

- Сейчас вы над чем работаете?

- Сейчас у меня «Опыты» Монтеня. Очень серьезная книга. Только начал. Думаю, думаю, думаю. Я ведь не только с детской книгой работаю, и к взрослым книгам делаю иллюстрации, что мне очень нравится. Два из четырех издательств, с которыми я сотрудничаю, издают взрослые книги. Я сделал иллюстрации к «Войне миров».

- По-моему, из взрослой книги иллюстрации ушли лет 30 назад.

- Даже больше. Когда-то были иллюстрации редкие. Сейчас снова возвращаются. И мне нравится это. Я делал иллюстрации к Библии.

- Выставки — частое явление в вашей работе?

- В последнее время даже слишком частое. Сейчас выставка в Магадане, потом в Мюнхене. До этого было несколько.


ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Игорь Юльевич ОЛЕЙНИКОВ (1953) — известный российский художник, аниматор, иллюстратор детских книг. Родился в Люберцах, окончил Московский институт химического машиностроения, три года работал инженером в проектном институте «Гипрокаучук». В 1979 году устроился на киностудию «Союзмультфильм», участвовал в создании фильмов «Тайна Третьей планеты», «Жил-был пес», «Путешествие муравья», «Мартынко». Одновременно с этим рисовал иллюстрации для детской периодики (журналы «Миша», «Трамвай», «Куча мала», «Улица Сезам»).

За 30 лет художник проиллюстрировал более 80 книг. Среди них «Нос» Н. Гоголя, «Мышь Махалия идет в колледж» Дж. Литгоу, «Приключения мышонка Десперо» К. ДиКамилло, «Баллада о маленьком буксире» И. Бродского. В марте 2018 года Игорь Олейников получил литературную премию имени Ханса Кристиана Андерсена. Международное жюри присудило ему победу в номинации «Лучший иллюстратор».

Автор: Геннадий МЕЛЬНИК.

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите, пожалуйста, необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам. Заранее благодарны!

Оцените, пожалуйста, этот материал по 5-балльной шкале:

Выберите один вариант

Всего проголосовало 0 человек

28.09.2018 - 28.10.2018

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Вверх