16+

Газета «Магаданская правда»

Главная / Статьи / О пенсиях, экономике, Севере и северянах
20.07.2018 19:25
  • 150
  • 2

Категории:

О пенсиях, экономике, Севере и северянах

…рассуждает в интервью «МП» наш сенатор Анатолий Широков

16 июля закончилось обсуждение в регионах проекта федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам назначения и выплаты пенсий». Теперь законопроект будет рассматриваться в стенах Государственной Думы. О содержании законопроекта, а также о вопросах, которые он вызывает у жителей территорий Российского Севера и Дальнего Востока, мы поговорили с членом Совета Федерации, представителем Правительства Магаданской области в палате регионов Анатолием Широковым.

Реформа — это неизбежно?

- Анатолий Иванович, в середине июня вы не стали, что называется, с ходу давать комментарии к проекту пенсионных изменений?

- Да, на странице «Магаданского скептика» в сети «Фейсбук» я тогда отметил, что надо внимательно изучить ситуацию, мнения экспертов, имеющийся опыт…

Сегодня, тщательно проработав большой массив информации, я могу сказать, что повышение пенсионного возраста в нашей стране неизбежно. Мы сегодня находимся в ситуации, когда приходится делать выбор: либо постепенная деградация системы обеспечения сегодняшних и завтрашних пенсионеров, либо увеличение продолжительности периода трудовой активности. С моей точки зрения, второй путь предпочтительнее.

- Почему?

- Сегодня выплата пенсий требует около 9 % ВВП страны. Примерно две трети этой суммы обеспечены действующими пенсионными взносами работодателей, около трети (иногда — больше) компенсирует федеральный бюджет за счет общих налоговых поступлений.

Даже для сохранения существующего сегодня размера пенсий (если ничего не менять) уже в ближайшее время придется заметно увеличивать вливания федерального бюджета в Пенсионный фонд. Это связано с тем, что количество пенсионеров в структуре населения России неуклонно растет, а число тех, за кого как раз и вносятся отчисления в пенсионную систему, заметно не увеличивается. Смотрите сами: в 1970 году на одного пенсионера приходилось 3,7 работника, в 2019-м этот показатель снизится до двух, а в 2025-м. количество работников и пенсионеров вообще сравняется. Естественно, что такой нагрузки федеральный бюджет уже не выдержит.

Живем-то дольше…

- Но ведь растет цена на нефть, доходы бюджета увеличиваются. Почему бы их не тратить на пенсии?

- Это так, правда. Цена на углеводороды подросла. Но разница между заложенной в бюджет ценой нефти и фактической ее ценой на мировом рынке (это, напомню, 40 и чуть более 70 дол./баррель) сегодня прямо отправляется в государственный резерв. Еще совсем недавно, помните, именно эта «кубышка» помогла нам довольно безболезненно переживать мировой экономический кризис. Так почему надо отказываться от такого инструмента? Мы же даже в домашнем бюджете им пользуемся! Мировая экономика нестабильна, да и санкции против нас никто отменять не собирается.

А затраты на пенсии в России сейчас примерно сопоставимы с расходами на образование и здравоохранение вместе взятые; и они намного больше, чем расходы на социальную защиту других категорий населения.

Поэтому сегодня, когда на пенсию выходят поколения родившихся в 1950 — 1960-х годах, самые массовые послевоенные поколения, другого пути, кроме повышения пенсионного возраста, у нашей страны нет. Это утверждение может нравиться или не нравиться, но это так. Оценки специалистов показывают, что влияние эффекта старения на состояние пенсионного обеспечения в ближайшие 30 лет способно нейтрализовать именно повышение пенсионного возраста. До 63/65 лет, как предлагает правительство, или, как вариант, до 63 лет мужчинам и женщинам.

- Доживем?

- В общественной дискуссии о пенсиях это, пожалуй, самый острый вопрос. Если говорить в целом по стране, то объективно общая продолжительность жизни растет. И не только, как говорят демографы, из-за снижения младенческой смертности. Вот цифры: в 2016 году женщина, достигшая 55 лет, проживала еще 25,8 года — на 3,5 года больше по сравнению с 2003-м. Отрицать это нельзя, но одновременно мы должны понимать, что это «средняя температура по больнице». У нас, на Севере, продолжительность жизни, к сожалению, ниже…

В чем стимул, брат?

- То есть вы хотите сказать, что в реформировании пенсионной системы надо учитывать региональные особенности?

- Именно! Говоря о нашем регионе, надо видеть два аспекта. Первый. Жизнь на Севере непроста прежде всего по медико-биологическим особенностям. Многочисленные работы наших магаданских медиков подтверждают эти особенности. На Севере более сложные психологические особенности жизнедеятельности: более заметное, нежели в ЦРС, распространение неврозов, диагноз хронической усталости, синдром отложенной жизни (его зафиксировали и изучили мои коллеги в СВГУ). Это все в сочетании со слабым развитием инфраструктуры и транспорта, сложностями кадрового обеспечения многих отраслей (особенно здравоохранения), безусловно, требует компенсации от государства, в том числе и в условиях пенсионного обеспечения. Это, повторюсь, мое принципиальное убеждение. На Севере надо сохранять льготы по возрасту выхода на пенсию.

Второй аспект состоит в том, что сохранение пенсионных льгот для работников с северным стажем может стать одним из серьезных стимулов не только для сохранения населения на Севере, на Дальнем Востоке, но и для привлечения к нам трудовых ресурсов. Это справедливо отметили и депутаты Магаданской городской и областной дум, коллеги из законодательного собрания наших соседей — Республики Саха (Якутия), многие другие. Уверен, что это правильный вектор работы, будем ему следовать.

- Но ведь получается, Анатолий Иванович, что льготы для пенсионеров Севера также должны быть откуда-то оплачены? За счет пенсионеров из других регионов или опять за счет общего федерального бюджета?

- В корень зрите, как Козьма Прутков говаривал! Думаю, что для бюджетов разных уровней будет актуальной задача обеспечения более раннего выхода на пенсию льготных категорий — педагогов, рабочих «горячих производств» и т. д. Они в законопроекте сохраняются.

Но для северян есть резерв, который сегодня пока не использован. Я вот что имею в виду. Сегодня существует указ Президента России В. В. Путина, который четко определяет границы и конкретные территории (вплоть до муниципальных районов) арктической зоны Российской Федерации. Это сразу облегчает понимание необходимого перечня льгот и преференций для жителей этих районов, что сегодня прорабатывается при подготовке соответствующего закона.

Магаданская область в число районов АЗРФ не попала. Но по аналогии нам сегодня остро необходим нормативный акт федерального уровня, который бы упорядочил понятие «район Севера и приравненная к нему территория». Ведь если посмотреть, то такие районы есть даже на Алтае, много южнее Магадана и Якутска, например. Надо ограничить количество северных территорий исключительно теми регионами, которые реально являются таковыми. И освободившиеся таким образом финансовые ресурсы направить на льготы для жителей реального, повторю это слово, Севера.

- А вас лично эта реформа коснется? Если да, то как?

- Коснется, конечно… Я приехал в Магадан в 1992 году, когда отсюда люди массово уезжали. Проработав здесь без малого 26 лет, я заработал свой северный стаж. Поэтому по действующему сегодня законодательству я должен стать пенсионером в 55 лет. По новому же закону я стану обладателем пенсионного удостоверения теперь в 60. Так что будем работать! И прежде всего над сохранением пенсионных льгот северян.


МНЕНИЯ

Оксана Билык, секретарь оргкомитета общественного движения «Колымское братство»:

- Я считаю, проведение пенсионной реформы в рамках предложенного правительством законопроекта на сегодняшний день логичным. Прежде всего нужно учесть, что за последние годы в связи с увеличением продолжительности жизни произошло изменение соотношения занятого населения и количества пенсионеров. Также проведение этой реформы очевидно необходимо в рамках повышения размера существующих пенсий, потому что исходя из проведенного анализа размер выплат будет постепенно увеличиваться.

Но, опять же, если рассматривать законопроект в целом, то он требует определенной доработки. В частности, есть некоторые принципиальные моменты, которые необходимо дополнить. Сегодня он не содержит комплексного подхода к проведению реформы, потому что это должны быть системные меры и, соответственно, какой-то определенный план. Например, нет целевых показателей повышения пенсий и отсутствует динамика размеров пенсионных взносов.

Необходимо дополнить этот законопроект комплексным подходом к вопросу занятости людей пенсионного возраста, чтобы они попросту не выпали из жизни. Ведь и биологический возраст никто не отменял, далеко не все люди старше 50 — 55 лет бодры и готовы работать, как в молодости. В свою очередь, для работодателей нужно рассмотреть ряд определенных льгот, чтобы они были заинтересованы брать на работу людей пожилого возраста.

А еще, на мой взгляд, нужно сбалансировать размер пенсии между обыкновенными рабочими гражданами и государственными служащими и депутатами, потому что пока между ними существуют большие разрывы.

Кроме того, акцент обязательно нужно сделать на региональный сегмент. Численность населения районов Крайнего Севера не так велика, и, конечно, здесь необходимо сохранить все льготы и преференции, которые существовали много лет, в том числе и пенсионный возраст. Потому что это одна из немногих социальных гарантий, которая на сегодняшний день является сдерживающим фактором для оттока населения с наших территорий, и фактор, который делает эти территории привлекательными. Возраст выхода на пенсию для женщин 50 и мужчин 55 лет должен быть сохранен.

В целом концепцию пенсионной реформы поддерживаю, потому что наша страна уже подошла к той черте, когда необходимо проводить такие меры.

Мурат Галоев, генеральный директор ПАО «Магаданский механический завод»:

- Еще 15 лет назад говорили, что нужно поднимать возраст выхода на заслуженный отдых, и сегодня этот момент назрел. Во всех бывших союзных республиках уже давно увеличены сроки пенсионного возраста, и, к примеру, не просто так его постоянно увеличивает Япония. Сегодня нам до ее прожиточного минимума, конечно, далеко, но японцы работают намного больше, чем мы.

Понятно, что в целом для многих этот вопрос очень тяжелый и болезненный, однако нужно и государство понять. Очень много средств потрачено за последние годы на улучшение демографической ситуации, с которой в 1990-х годах в стране были большие проблемы. И потом, законопроект пенсионной реформы обещает ежегодное увеличение пенсий, и хотя вроде бы это не большая надбавка, но все равно она выше ежегодной индексации. Пока средняя пенсия по стране меньше даже 20 тыс. рублей. Поэтому, считаю, что надо поддержать эту инициативу.

У меня на заводе из 218 человек одна треть — пенсионеры. Опытные, квалифицированные профессионалы, работают ничуть не хуже молодежи, ведь и хорошего токаря или сварщика тоже надо учить не менее 5 лет, а то и больше.

Что касается северных территорий, в частности нашей, Магаданской области, я полностью согласен с инициативой, которую предложил врио губернатора о сохранении всех наших льгот, ведь все наши преференции в свое время мы получили не просто так, а согласно проведенным научным исследованиям. Все-таки в силу климатических особенностей Север людей изнашивает раньше. В целом же реформа в России нужна.

Автор: Олеся БУТАКОВА.

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите, пожалуйста, необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам. Заранее благодарны!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Вверх