16+

Газета «Магаданская правда»

Главная / Статьи / С ЛЮБОВЬЮ...
11.05.2018 16:23
  • 10
  • 3

Категории:

С ЛЮБОВЬЮ...

Лирические истории наших читателей и читательниц

Она пьет кофе по утрам, он - некрепкий чай

Вера вышла из дома пораньше, чтобы успеть на автобус, отправляющийся в деревню, где доживали свой век ее престарелые, но еще полные сил родители. Заскочив в полупустой салон, уселась на переднее сиденье. Вера с детства любила сидеть впереди, так она лучше видела дорогу, похожую на бесконечно длинную ленту, ведущую, как она часто себе представляла, в неизвестные сказочные края, где всегда теплое лето, а люди добрые и счастливые.

Неожиданно в автобус забежал молодой человек лет двадцати пяти с обеспокоенным выражением лица, оглянулся по сторонам, будто кого-то искал, а после, сделав несколько уверенных шагов, сел рядом с Верой. Минуту молчал, а потом произнес: «Девушка с короткой стрижкой, лет пятнадцати, с синим рюкзаком не входила?». Вера ответила отрицательно и продолжила: «Я могу вам чем-то помочь?». — «Оплатите мне билет до деревни, я не останусь в долгу, на месте рассчитаюсь». На том и решили.

Такой была их первая встреча. По пути в деревню они разговорились. Именно тогда между ними проскочила искра, робкая симпатия, и именно тогда судьба решила соединить этих двух разных людей и направить по одному жизненному пути. Молодого человека звали Алексей, а девушка пятнадцати лет с короткой стрижкой оказалась его взбалмошной сестренкой, которая имела привычку сбегать из дома при любой ссоре с родителями. Всю дорогу Алексея грызла совесть, что он не отправился на дальнейшие поиски сестры, но успокоил себя тем, что от дедушки позвонит родителям и самым близким ее друзьям.

В этот день все складывалось именно так, чтобы они познакомились. Если Вера когда-то и сомневалась в судьбе, то после встречи с Алексеем раз и навсегда убедилась, что если небеса решили соединить двух людей и подарить им счастье и любовь, то этого не избежать.

Двум молодым людям дорога до деревни показалась короткой. Они условились встретиться на следующий день в парке в пять часов вечера. Алексей пришел раньше, боялся опоздать. Вера целый день сомневалась, стоит ли идти, но, посоветовавшись с мамой, все-таки решила попытать счастье. Они гуляли до глубокого вечера, пока не стемнело и не стало прохладно. У калитки родительского дома случился их первый робкий поцелуй, после которого Алексей тихо сказал: «Теперь я не смогу отпустить тебя». «Это совсем не обязательно», — еле слышно добавила Вера, чувствуя, как сильно ее тянет к этому человеку.

Прошли дни, месяцы, годы, десятилетия… На их пути случалось разное: и трудности, и радости, но они крепко держатся за руки вот уже почти сорок лет. Ей 60, а ему 65. Она все так же любит пить по утрам кофе, а он некрепкий чай. У нее часто болят суставы, подводит зрение, шалит давление, а он успел пережить один инсульт, но благодаря ее помощи и любви сумел почти полностью восстановиться. После ужина они садятся в мягкие глубокие кресла друг против друга, и Алексей вслух читает Вере что-нибудь из русской классики. Каждый раз, перед тем как выключить свет, они любуются на две большие красиво оформленные в золотистые рамочки фотографии, висящие на стене. На одной запечатлен день их свадьбы, где она в кружевной фате и красивом белом платье, а на нем строгий классический костюм с бабочкой. На другой — их уже трое: Вера, Алексей и их пятилетний сын Миша.

После того как случился у Алексея инсульт, и у него восстановилась речь, перед сном они вот уже десять лет вместо спокойной ночи говорят друг другу самые важные слова, боясь не успеть сказать их завтра: «Я люблю тебя». — «И я люблю тебя».

Екатерина ЛИМОНОВА (ТИТАРЕНКО).

Треугольник с фронта

В семье наших земляков Комцевых хранится память о героине — Александре Дмитриевне Пахом. 18-летней студенткой медучилища ушла она на фронт, где погибла в первые месяцы войны от осколочных ранений, когда спасала солдат из-под обстрела. Она успела написать всего одно письмо младшей сестренке и вложить в него единственную сохранившуюся фотографию. Вот его строки:

«Валечка, милая моя, живи! Кончится проклятая война, поверь, кончится скоро — мы землю свою не сдадим! Я буду защищать ее вместе с другими, сколько будет биться мое сердце. Я буду вытаскивать раненых, буду лечить солдат, чтобы они вставали с коек и шли бить фашистов. Я сама, если станет надо, голыми руками брошусь на врага и, даже если погибну, унесу его черную душу с собой. Милая, милая сестренка! Прости, что ругала — хотела уберечь, защитить. Теперь понимаю, сколько времени мы потеряли за пустяками. Даст бог, вернусь, вот тогда заживем! Корову купим, как мамка хотела. Может, и батя наш тоже вернется живым из Польши, куда его угнали. Не хотела тебе говорить. Да, он не на войне, в лагере у немцев, в плену. Но ты не плачь, милявочка моя, кошечка рыжая, не грусти! Пока наши ребята землю русскую защищают, не куражиться здесь врагам, не властвовать. Кончаю писать, завтра трудный день. Наш госпиталь забит стонущими, плачущими мужчинами, у каждого из которых там, в тылу, у кого и в оккупации, родные, любимые люди. Ты не одна. Соседи не бросят, тетку Зину слушай, она не злая, просто строгая. Целую тебя, котеночек мой золотой».

Когда Валентина Пахом получила заветный треугольник, ее сестры Саши уже неделю не было в живых, но она об этом не знала. Похоронка на сестру придет значительно позже, причинив 12-летней девчонке нестерпимую боль, гораздо большую, чем весть, которую узнает через годы, о смерти отца в Аушвице. Отец не жил с ней и старшей сестрой — оставил старенькую хатку, а сам ушел к доярке из колхоза, у которой своих ребятишек было трое, он их воспитывал, своих же почти забыл. Соседи и тетя Зина, родная сестра умершей матери, действительно заботились о сиротах. А когда не стало Сани, тетя Зина, бездетная строгая счетовод сельсовета, заменила девочке всю родню, как могла, воспитала. Вместе они пережили, когда немцы стояли близ села, как пули, прошивая незастекленные окна, летели через комнату. Одна ударилась в стену, другая насквозь пробила Валину подушку через пять минут после того, как девочка встала с постели.

Несмотря на все трудности военного времени, выросла Валя, поднимала после войны родное село и областной центр, почти стертый с лица земли фашистами, окончила педучилище, была распределена в Магадан. Уже здесь нашла свою любовь — Евгения Комцева, вместе с которым до его кончины прожила 54 счастливых года. Сейчас на Колыме живет их первенец Илья с семьей. Сестра Александра переехала в родные края, где прошло мамино голодное военное детство.

Вера КОМЦЕВА.

Как на войне

Каждый раз, когда я открываю глаза, всего несколько секунд длится нега: все ужасы вчерашнего дня еще не успевают навалиться гирей на грудь. Но как только одна мысль цепляется за другую, вспоминаю, что имела и что потеряла. Теперь живу как на войне.

У меня был муж — не богатый, не какой-то там красавец, обычный работящий человек, порядочный, честный, может быть, не сильно эмоциональный, ну так что ж. Он хотел детей, я нет. Но расстались мы не поэтому. После пяти лет брака, когда еще теплившиеся чувства окончательно притупились, я встретила парня — молодого да озорного, и эмоции, о которых и понятия не имела, выплеснулись из меня, как кипящее молоко из кастрюли, сорвав крышку, а вернее крышу.

Как я тогда была наивна! Мне казалось, с ним меня ждет такая же спокойная сытая жизнь, в которую и добавится еще страсть с бессонными ночами и пылкие поцелуи. На деле получила обшарпанную однокомнатную квартиру, его многочисленных странных друзей, пятничные попойки и постоянные скандалы. Страсть прошла очень быстро, наверное, через пару месяцев жизни на вулкане.

Сначала ссорились пару раз в неделю, потом все чаще, а теперь не бывает дня, чтобы мы не поцапались. Всего год пробыв вместе, превратились в опостылевших друг другу людей, у которых за плечами 40-летний стаж совместной жизни. Меня так измотало постоянное отсутствие денег, комфорта, даже простого понимания со стороны второй половины, что все краски весны померкли. В том году в это время я бегала с ним на тайные свидания, будоражащие кровь, и ломала голову, как решить проблему с мужем, а сейчас я бы все отдала, чтобы вернуть прошлый май.

Когда на улице вижу счастливые пары, людей нашего с ним возраста, которые не убивают друг друга из-за пустяков, а смеются над ними, мне хочется вздернуться. Мы практически нигде и никогда не бываем вместе. Я это делаю умышленно, потому что боюсь опозориться из-за наших постоянных стычек. В последний раз, когда мы вдвоем шли по улице, все кончилось тем, что в пылу скандала он, толкнув меня в лужу, что я едва не упала, ушел вперед и закрылся в квартире на внутренний замок. Я с мокрыми ногами час простояла на лестнице, соседи даже внимания не обратили, потому что я так стою пару раз в неделю стабильно. Ему не нужно давать повод, просто приходит момент для скандала. Это такой способ разрядки.

Но что меня просто добило, узнала случайно от сестры бывшего мужа: у того скоро появится долгожданный ребенок. Свадьбу решили не играть, хочет, чтобы невеста выглядела как положено, чтоб ее не жалели, мол, по залету. Она — его школьная любовь, приехала в поселок работать пару лет назад. Сама я, конечно, виновата. Он снова счастлив, а я по уши в…

Ирина. Омсукчан.

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите, пожалуйста, необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам. Заранее благодарны!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Вверх