16+

Газета «Магаданская правда»

Главная / Статьи / «Живите, творите и не торопитесь ко мне!»
04.05.2018 18:06
  • 36
  • 2

Категории:

«Живите, творите и не торопитесь ко мне!»

«Гонки на каяках» из серии «Спортивные игры Чукотки». 1971 год.

Завещал собратьям по кисти, семье и родне художник Виктор Кошелев

7 мая исполнилось бы 85 лет со дня рождения магаданского графика Виктора Кошелева. Он прожил лишь 50 лет. Уходил из жизни необыкновенно мужественно, диктуя обожаемой жене Нине Львовне наказы, адресованные детям, родственникам. Художникам и поклонникам творчества оставил на память великолепный персональный — посмертный — вернисаж.

Вопреки судьбе

…Когда дотошный старенький профессор киевского филиала Львовского полиграфического института на третьем году обучения вдруг обнаружил, что один, вне сомнения, талантливый студент — абсолютный дальтоник, то молодой человек, чтобы избежать огласки, сбежал на Чукотку. Позже, став известным художником-графиком, чьи работы выставлялись на престижных международных выставках в Польше и Италии, он стал жертвой неизлечимой болезни, приведшей к медленному ослеплению. После очередной операции, потеряв зрение на один глаз, продолжил с еще большим упорством работать в самой сложной графической технике, требующей предельной тонкости и кропотливости. В офортах ему не было равных, и он достиг высокого признания профессионалов и публики. Теряя зрение, пользовался лупой. Имя этому удивительному художнику и мужественному человеку — Виктор Кошелев. Судьба отмерила ему всего 50 лет и несколько месяцев жизни.

По накалу страстей художник «прокрутил» несколько человеческих судеб. Как утверждают его друзья, серьезный обобщающий анализ творческого феномена Кошелева еще ждет исследователя, как и его полная трагизма, торжества таланта личная судьба.

Богема в мастерской

Если и был когда-то в Магадане богемный клуб, то он находился в мастерской Виктора Кошелева на Советской, 5. Любая заезжая знаменитость непременно становилась очарованным гостем его мастерской, где обожали собираться сливки общества — яркие, талантливые личности 60 — 70-х годов прошедшего столетия. У него часто можно было встретить романтика Алика Мифтахутдинова, бушующего страстями поэта Альберта Адамова, там давал волю философским размышлениям Эдуард Ахназаров. Любовался линогравюрами и офортами поэт Анатолий Пчелкин, сам не лишенный художественных способностей. Очаровывал слушателей красочными рассказами живописец Владимир Мягков. Гостила вся Чукотка. У Кошелева, остановившись всего на одну ночь, распевал песни Владимир Высоцкий, прилетевший к поэту Игорю Кохановскому. Однажды навестил мастерскую Никита Михалков, когда застрял в Магадане по пути на Камчатку. Казалось, атмосфера мастерской способствовала чтению, декламации, пению. И над этим интеллектуальным скопищем священнодействовал высокий, красивый, с огненным взглядом и всегда неординарный, неожиданный в действиях и словах Виктор Кошелев. Говорят, друзья были в него влюблены, враги его ненавидели, а женщины сходили по нему с ума.

Сибирские корни от рода Ермака

Кто он, оставивший яркий след в искусстве, Виктор Кошелев? Семейная легенда гласит, что род его сибирский, времен покорения Ермаком. В битве дружины Ермака с ханом Иром под Ирбитом, завершившейся победой, остался на поле брани раненный в ногу могучий воин Ермил. Подобрали его товарищи и оставили на хуторе Кошелевка, откуда и пошла фамилия художника. Там воина-калеку выходили, в Кошелевке он женился. Растил хлеб, охотился, как все сибирские поселенцы. У него родился сын Филипп, по линии которого и прослеживается родословная Виктора Кошелева. Были в ней Тарас, Степан, Матвей, Андрей и отец Виктора Иван. Мужчины все справные, могучие, красавцы как на подбор, отличались долголетием. Один из предков, как донесла семейная молва, дожил до 140 лет.

Пристрастие к живописи отличало их. Каждую зиму мужчины уходили на божий промысел — шли по деревням и писали по заказу иконы. В прошлые времена считалось, если изба без иконы, то и без божьего присмотра. В народе такие умельцы звались богомазами. Отец Виктора после Октябрьской революции стал профессиональным военным, причем заметной фигурой. В чине капитана второго ранга сопровождал транспортные суда, перевозившие в Америку колымское золото в обмен на вооружение и продовольствие, поэтому часто бывал в США. Как ответственный работник был на виду, лично знаком с начальником Дальстроя Никишовым. Так что Магадан не был случайным городом в судьбе Виктора Кошелева.

Почему дочь назвали Яной

Художник родился во Владивостоке в 1933 году, а в 1941-м Кошелевы эвакуировались в Ташкент. Когда мать с отцом надумали расстаться, сын после дележа оказался с отцом в Китае. Учился в послевоенной порт-артурской советской школе. В 1949 году вернулся в СССР. Был лодочником, чертежником, колотил бочки на сельдяной путине. До службы в армии побывал на Кавказе, в Центральной России. Трудился в Ростове-на-Дону, Таганроге. Побывал в Орджоникидзе, восстанавливал Керченский металлургический завод. Отслужив, приехал к отцу в Киев. Друзья, в числе которых был известный писатель Альберт Мифтахутдинов, рекомендовали поехать на Чукотку. Сначала в Анюйск, затем в Анадырь, а после в Магадан. В колымской столице художник женился и был принят в Союз журналистов СССР, позже в Союз художников.

Когда в молодой семье родилась дочь, ребенку полгода подбирали имя. Отец малышки чуть не утонул, нырнув под лед на машине в реку Яну, тогда появился и довод, и повод дать ей имя Яна.

В 1968 году три гравюры Кошелева попали в экспозицию зональной выставки «Советский Дальний Восток» и одна на республиканскую. Не единожды совершенствовал мастерство в Доме творчества «Челюскинская», где вкусил прелести офорта и с нетерпением ждал установки станка в своей мастерской на улице Советской. В одном из писем к дочери, наделенной отцовским талантом, Виктор Иванович обратился с размышлениями: «Больше ли чувств в стихах, чем в музыке? В чем больше чувств — в графике или в живописных полотнах? И там и там чувства могут быть глубокими, только средства выражения разные. Грубо можно сравнить стихи с рисунками с описанным образом. А добавь к стихам музыку? Будет лучше? Не всякий стих на музыку положишь, нужно почувствовать его напевность. В стихах всегда есть музыка, ритм. В графике — музыка линий, черного и белого, гармония пятна. В живописи также, но в цвете. А абстрактная живопись — это чистая музыка без слов, без описания предметов — в ней чувства».

Как он прощался

В последние годы, окруженный уже неким ореолом славы известного художника, он вдруг перестал здороваться со знакомыми на магаданских улицах. Вышагивал стройно и широкими шагами. Но невдомек было его удивляющимся знакомым, что он просто уже не видит, не различает. Но об этом не знали, и своей жене Нине запретил говорить о недуге.

Уму непостижимо, но на смертном ложе Виктор Иванович диктовал прощальные строки для детей и родственников жене Нине Львовне. Она записывала, обливаясь слезами, а он шутил над собой умирающим. Просил не топить горе в слезах, «не то замерзнут они, и холодно будет мне лежать в вечной мерзлоте, пока кто-нибудь не подляжет». За этим юмором — невыносимые страдания.

Умудрялся и стихи сочинять, когда боль утоляли сильнодействующие препараты, однажды пожаловался, что жена отказывалась за ним записывать. Как позже призналась Нина Львовна, тогда у нее закончилась бумага. Через нее же он давал комментарии на разговоры жены с родственниками, которых измученная горем женщина оповещала о состоянии здоровья мужа. И снова подшучивал над собой: «Живой труп, а устроил выставку — посмертную персональную».

Детей просил «беречь магаданскую маму Нину». Обращаясь к дочери, напоминал: «Родили мы тебя талантливой. У меня-то вполовину того не было, что у тебя, Яна. Цени гены. Я в 50 лет не умею рисовать, как ты в 7 — 8. Ванька в 9 лет не умел, как ты в 3 — 4 года. Будь такой женщиной, как мама Нина, и жизнь твоя будет кому-нибудь подарком. А я порадуюсь сверху и увижу тебя в алмазах или в чем похуже». Переживая за судьбу сына Ивана, просил: «Мужика воспитайте!». Приказал: «Налейте деду за меня выпить, накройте стол. А я тут как тут, витаю и наблюдаю. Живите, не торопитесь ко мне. Я подожду. Моя жена кое-что упустила, когда ей диктовал. Она считает, всего нельзя на бумагу изложить. Расскажет словами при встрече. Я ей верю и — расписываюсь».

С друзей взял слово, что они придут к нему на 9-й и 40-й день: «Пусть из еды будет картошка, селедка, водка. А кутью не надо». Сокрушался, что сам не успел налепить на поминки пельменей: «В общем, что-то придумаете, а я с вами буду». Просил выпить за его посмертную выставку и не бросать Нину Львовну.

Цвет и линия Севера

Собрат Виктора Ивановича по творчеству Владимир Мягков на поминках говорил о Кошелеве, что Бог наделил его редким даже среди художников талантом мимолетной фиксации прекрасного момента — репортажностью. Ценили коллеги по цеху и то, что художник, понявший, что в живописи в силу дальтонизма ему дороги нет, а талант рвется наружу, сознательно ушел в графику.

Он был неистребимым романтиком — порождением хрущевской оттепели в искусстве, когда позволили отход от некоторых принципов социалистического реализма. По мятежному духу и взглядам был типичным интеллигентом-шестидесятником, хватался за любую возможность выбраться в командировки. Например, в Уэлен, где застрял по непогоде на месяц, освоил чукотскую резьбу по кости. В Билибино, где начинался великий эксперимент по сооружению первой в мире заполярной атомной станции. В Певек к Валерию Цирценсу, в рискованное путешествие к керекам на моторной лодке по Берингову морю с учеными Владиленом Леонтьевым, Александром Вольфсоном, Леонидом Соловенчуком. На рыбалку, на охоту, на сплав, где он не охотился, не добывал рыбу, а наблюдал и ловил мгновения прекрасного.

Эти удивительные мгновения отражены в его многочисленных линогравюрах и офортах, рисунках и скульптурных работах. Чудесно и точно охарактеризовал пронизывающую нить творчества Кошелева Владимир Мягков — легкоструйность. Открытые им линии Севера — в сопках ли, в движениях бегущего оленевода, сидящей чукотской женщины, вынырнувшего моржа — стали хрестоматийными и нещадно эксплуатируются не одним поколением художников.

СПРАВКА «МП»

Виктор Кошелев (7 мая 1933 — 18 января 1984). Член Союза художников СССР, график. Начало творческого пути связано с Чукоткой, куда он приехал в 1959 г. В 1961 г. переехал в Магадан, здесь с 1968 г. трудился в художественно-производственных мастерских Художественного фонда РСФСР. Ведущая тема творчества — Север и его люди. Серия гравюр «Земля и море» в 1972 г. удостоена бронзовой медали ВДНХ СССР. Серия офортов «Спортивные игры Чукотки» приобретена Государственным Русским музеем.

СОЛДАТ ПОБЕДЫ

Анатолий Андриянович СКОРОБОГАТКО родился 6 апреля 1927 года.

Анатолий Андриянович — фронтовик, воевал в Прибалтике, перевозил боеприпасы. О своем боевом прошлом рассказывает скупо. С болью в сердце вспомнил, как помогали снабжать продовольствием жителей блокадного Ленинграда, а потом освобождали Латвию.

Ветеран награжден орденом Отечественной войны II степени, юбилейными медалями к Дню Победы, медалью «Ветеран труда».

Автор: Марина ПРАСКОВА.

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите, пожалуйста, необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам. Заранее благодарны!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Вверх