16+

Газета «Магаданская правда»

Главная / Статьи / «Перед прочтением - сжечь!»
27.10.2017 19:52
  • 80
  • 1
  • 3

Категории:

«Перед прочтением - сжечь!»

Когда я пришла работать в «Магаданскую правду», ей только что исполнилось 40 лет. «Лучше сорок раз о разном, чем все то же сорок раз», — придумали тогда местные остряки. Но в действительности в секретариате, где я провела первые семь лет редакционной жизни, так и было: полосы, макеты, золото, животноводство — вроде бы изо дня в день все одно и то же, но это как поглядеть. В руках тех мастеров, какие были тогда в секретариате, ничто не могло быть однообразным. Яков Васильевич Билашенко, грозный наш редактор, приехав на Север сразу после фронта, подобрал людей по себе — все красавцы боевые, фронтовики-орденоносцы: и заместитель редактора Иван Иванович Сорокоумов, и ответственный секретарь Борис Наумович Уласовский, и оба его зама — Иван Пантелеевич Алабушев и Константин Михайлович Малявин.

Михаил Ильвес.
Юрий Стародубцев и Сергей Садетов.
Номер готовит Борис Уласовский.

- Будете делать третью полосу, — сказал мне редактор, — а потом посмотрим: у Уласовского есть идея — хочет создать еще отдел, что-то связанное с юмором.

Таких, как сейчас бы сказали, спецпроектов у Уласовского было море. Он вечно разыскивал то жареные факты, то мир для увлечений, то письмо, которое позвало бы в дорогу. Но к юмору относился с особым почтением, недаром выхода его «Пеликена» ждали все читатели. И сам был кладезем мудрости и остроумия. Возьмет, бывало, очередной опус молодого репортера, почитает, похмыкает, потом вызывает незадачливого автора.

- Саша, ты-то разобрался, что написал? Как это твой герой проделывает, может, сам попробуешь?

И, отложив репортаж, твердо итожит:

- Перед прочтением — сжечь!

Но при этом никогда не «сдавал» своего журналиста. Звонит, бывало, после острой публикации какой-нибудь накалившийся читатель: что, мол, вы там понаписали, а Уласовский на полном серьезе заявляет:

- Автора уже уволили.

- Да как же это, — спохватывается звонивший, — зачем так сразу? Мы же этого не хотели...

Правда, Борис Наумович был требователен, даже придирчив к пишущим, статьи «заворачивал» так, что иной раз журналист готов был в сердцах заявление об увольнении принести, но уж когда правленный им материал выходил в свет, то непременно обращал на себя внимание. Тогда Уласовский опять приглашал автора и поздравлял с успехом. Обалдевший журналист как на крыльях вылетал из секретариата. А Борис Наумович только хитро посмеивался вслед: что ж, педагогике давно известно, что не наказание и поучение, а только поощрение может стать движущей силой успеха.

И притом я не помню, чтобы кто-нибудь так же публично и искренне благодарил его за учебу, за правку и поддержку. Жаль, что живым мы не торопимся сказать главные слова, а потом... поздно. Очень скоро Уласовскому сделали вторую операцию, он немного полежал в больнице — и ушел. Приказал только на похоронах не плакать и не слушать надрывных реквиемов, и мы стояли у гроба и, сжав зубы, слушали его любимую Зацепинскую мелодию из кинофильма «Красная палатка».

Так же быстро и неожиданно ушел из жизни его заместитель Константин Малявин — седой красавец граф (настоящий, без кавычек), чем-то похожий на артиста Ефима Копеляна и на писателя Константина Симонова, может, потому, что каждый раз запевал за столом симоновскую песню военных корреспондентов, свою любимую: «С «лейкой» и блокнотом, а то и с пулеметом сквозь огонь и воду мы прошли…». Войну Константин Михайлович прошел на боевой машине Т-34. Нет, он даже не ушел от нас — он лежал в секретариате с разорвавшимся сердцем: инфаркт схватил прямо на рабочем месте. «Скорые» одна за другой подкатывали к редакции, и люди думали, что у нас с ними проводится «круглый стол».

Хочется вспомнить еще одного ветерана войны — Ивана Пантелеевича Алабушева. У Уласовского как ответственного секретаря было два заместителя, и оба прошли войну. Иван Пантелеевич был добрейшим человеком, к нему всегда можно было обратиться за советом и помощью, и профессионалом высочайшего класса. Помню, рассказывал, как приехали они с молодой женой в Ягодное, где он начинал работать ответственным секретарем в газете «Красный горняк», которая после образования Магаданской области и теперь называется «Северная правда». Ничего тогда не было у молодых, а мебели по всему Северу не найти, так у них вместо стола и табуреток ящики стояли из магазина, хорошо еще, что деревянные…

После он был редактором в Эвенске (тоже наверняка мало кто знает, что первая газета там называлась «Колхозник Севера»), в 1960-е годы — ответственным секретарем в межрайонной газете «Маяк Севера», редактором окружной газеты «Советская Чукотка» в Анадыре, а до конца 1979-го — в «Магаданской правде». А ушел он из жизни в июне 2004 года.

Мы его очень любили — за теплоту, добрый юмор, душевность. И однажды перед Днем Победы понесли ему домой цветы. Честное слово, так удивился Иван Пантелеевич, что сами пришли его молодые коллеги, чтобы поздравить и преподнести красные гвоздики. Ведь он никогда не рассказывал о том времени, мы только знали, что на вой­ну он пошел в 18 лет…

Пестуемую Уласовским юмористическую страницу «Пеликен» подхватил Юрий Александрович Павлов, потом он был ответсекретарем, его обширным знаниям, юмору и мудрости мы и сейчас дивимся в газете.

А лихая ультрапедагогичность и по-доброму издевательская манера общения с «собратьями меньшими», так присущая Уласовскому, каким-то чудным образом повторилась через годы в другом ответсекретаре — Юрии Алексеевиче Стародубцеве. А его прилежный некогда ученик Александр Мурлин в 2000 году возглавил секретариат.

Позже штаб редакции возглавил заслуженный работник культуры РФ Михаил Ильвес. Тонкий стилист, он всегда тактично подскажет коллегам верный подход к раскрытию темы. Да и сам пишет яркие очерки с необычными сюжетами.

Именно секретариат всегда был средоточием людей умных и эрудированных, с изысканным вкусом. Здесь — мозговой центр, форма и содержание газеты. Журналист пишет о том, что он видит и слышит, а достойную оправу его материалам находят в секретариате. Разве современные компьютеры заменят сердца тех умных, преданных газетному делу людей, которые годами трудились в самой горячей точке редакции...

Автор: Вера ДИДЕНКО, член Союза журналистов России.
Фото Расула МЕСЯГУТОВА, Ярослава ЮРЦУНЯКА и из архива редакции.

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите, пожалуйста, необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам. Заранее благодарны!

Оцените, пожалуйста, этот материал по 5-балльной шкале:

Выберите один вариант

Всего проголосовало 1 человек

27.10.2017 - 25.11.2017

Комментарии (1):

iskanderpros , 26.10.2017 20:02 #

Только у Стругацких фраза "Перед прочтением — сжечь" относилась к сверхсекретным документам. А здесь же она имеет другой смысл.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Вверх