16+

Газета «Магаданская правда»

Главная / Статьи / Кто строил колымские «стоунхенджи»
07.07.2017 13:55
  • 153
  • 1
  • 3

Категории:

Кто строил колымские «стоунхенджи»

Ее имя переводится на русский язык как «ангел». Она получила высшее музыкальное академическое образование, затем стала журналисткой. Много путешествовала по миру в поисках сакральных знаний, открывая тайны далекого прошлого. Как музыковед она исследует родственные связи в сфере искусства разных народов, казалось бы, совершенно далеких друг от друга, но на деле имеющих общие корни. Что же привело в Магадан на Хэбденек — праздник эвенского Нового года — доцента музыкальной академии из Азербайджана Мелек Велизаде?

Эвенская экспозиция в музее.
У монумента «Время».
На выставке в краеведческом музее.

Как оказалось, не простое любопытство, а долгий путь поиска следов допотопной цивилизации. Трудно сказать что-либо определенное о ней, локализовать изначальную прародину. Хотя все исследователи сходятся в одном и ищут артефакты погибшей культуры на Севере — от Мурманска до Колымы и Чукотки. Именно поэтому Мелек Велизаде организовала свою научную командировку в Магадан. Нашу беседу с кандидатом искусствоведения мы начали с вопроса, почему именно наш город был выбран ею для исследовательской работы.

Тюрки и эвены — родственные народы?

- Название вашего города удивительным образом перекликается с тюркскими именами и топонимами, — говорит Мелек Велизаде, — у нас, например, есть Мугань, муганские степи. А само слово «муг» означает маг, это племя, которое жило здесь и обладало сакральными знаниями.
А кроме того, в азербайджанском языке «дан» это увеличительная степень. Если прибавить это окончание, допустим, к имени Джавид, то получится Джавидан —
«большой Джавид». Я сейчас говорю немного несерьезно. Но в слове «Магадан» мне послышалось «маг в квадрате». Место у вас очень непростое. Сильное. Невероятно красивая природа, насыщенная энергетикой. Но главное, мне было интересно познакомиться с этнографическими особенностями малых народов Севера, которые по своему происхождению тюрки. А началось все с того, что мне недавно подарили эвенкийско-русский словарь. Изу­чив его, я поняла, что в языках коренных жителей Севера само словообразование совершенно идентично нашему. Даже если отдельные слова не совпадают, построение речи точно такое же. Понятно, что все мы происходим от одних прародителей, как говорят сегодня генетики, и в незапамятные времена разделились на племена. Но эти осколки былой протокультуры в последнее время меня очень интересуют. И в разных уголках мира я нахожу множество точек соприкосновения. Казалось бы, что может быть общего у курдов и ирландцев и белуджей? Но когда начинаешь сопоставлять ритмы ирландского ансамбля «Риверданс» с курдскими, а танец это всегда наиболее архаичный вид искусства, вдруг выясняешь, что это родственные этносы. Впрочем, это слишком обширная музыковедческая тема, требующая отдельного разговора.

Великое переселение народов

Мелек Велизаде побывала в Магаданском областном краеведческом музее, в Образовательном творческом объединении культуры. Разговаривая с носителями эвенского языка, ученая из Азербай­джана легко понимала их, отмечала большую схожесть лексики, синтаксиса и морфологии эвенского и азербайджанского, а также в целом тюркских языков. Ведь эвены относятся к представителям тунгусо-маньчжурской языковой группы и по мере таяния ледников переселялись на Север из Азии, где жили бок о бок с тюрками и монголами. И говорили на одних и тех же наречиях.
- Когда изучаешь узоры, языки, базовые понятия, обрядовость, понимаешь, что это производные от одного целого. Вот как ледник тает, оставляя после себя маленькие ручейки и озерца, и каждое из них имеет свой цвет и размер, точно так же родственны друг с другом и народы, вышедшие из одной прародины, особенно аборигены Севера, якуты, обитатели Алтая, жители Кавказа, а также индейцы Северной Америки и Канады. Все это приводит к мысли, что все мы — дети одной планеты и враждовать нам не стоит. И мы должны объединяться, как на вашем празднике Хэбденек, взявшись за руки, чтобы повести по часовой стрелке хоровод. Нам всем нужно искать не то, что нас разъединяет, а то, что роднит. Все мы — земляне и должны жить в мире.

Национальные особенности характера северян

- Меня удручает то, что люди в большинстве своем живут клише и стереотипами, — говорит Мелик Велизаде. — Когда я собиралась в ваши края и по секрету сказала лишь немногим близким людям, что еду в Магадан для изучения некоторых искусствоведческих моментов, у всех была одна реакция. Магадан? Зона! Медведи! А на самом деле у вас прекрасный край. Правда, суровый, здесь холодно даже летом, и зима у вас длится девять месяцев. Но такой природы, наверное, нет нигде. Потому что Север остался наименее затронутым цивилизацией. Ваше чудесное озеро Джека Лондона, сопки — ведь это уникальные места! И люди у вас другие. Если здесь не объединяться, то не выживешь в ваших условиях. И за внешней суровостью вы очень добрые и мягкие, всегда придете на помощь. Мало найдется мест, где люди такие, как у вас. И в Европе, где я много раз была, такими человеческими качествами похвастать не могут.

Нечто вроде дежавю…

- Я посетила также ваши мегалиты на Арманском перевале. Там потрясающая природа. Просто сливаешься с ней. А сами мегалитические сооружения — свидетельство совершенно иной цивилизации. Наша эра начинается с шумеров. С предков начинается наше солнце, как говорят индейцы. А то была некая протоцивилизация, владевшая величайшими научными знаниями. Думается, что и межзвездное пространство было ими освоено. По всему миру разбросаны циклопические сооружения из камней, которые, кажется, отлиты, как бетонные плиты. И между ними такой ничтожный зазор, что непонятно, как их могли вытесать настолько точно. Все они стоят в определенных точках планеты, там, где или разломы земной коры, или сильнейшая энергетика.
У нас в Азербайджане есть похожее место в Гобустане. И когда я искала в Интернете ваши мегалиты, то ощутила нечто вроде дежавю. И уже попав сюда, побывав на Арманском перевале, осознала, что и ваши, и наши мегалиты сделаны одними руками. Мы пытаемся понять, что это такое, своим клишированным мышлением. И в этом напоминаем примитивных дикарей, которые танцуют вокруг телефона, гладят его, поклоняются ему, вместо того чтобы просто поднять трубку и позвонить. Но для этого нужны знания. А их у нас нет. Мы находимся на очень низкой ступени развития. В незапамятные времена была большая катастрофа, уничтожившая ту протоцивилизацию. А те, кто выжил после нее, потеряли память. Все эти пирамиды и мегалитические сооружения, которые разбросаны по планете, просто ждут своего времени, когда мы сможем понять, кто и зачем их построил.
Среди магаданских мегалитов имеется и древний музыкальный инструмент, точно такой же, как и гавалдаш в азербайджанском Гобустане. Это огромный валун, стоящий на трех маленьких камнях. Специалисты-историки оценивают возраст этого музыкального инструмента в миллион — полтора миллиона лет. Если постучать по нему, то камень издает звуки разной высоты, как будто он внутри пустой. Мелек Велизаде, как всякий музыкант-академист, великолепно владеющая фортепиано и не раз бывавшая у себя на родине в Гобустане, опробовала наш колымский музыкальный камень, чье происхождение тоже, наверняка, относится к верхнему палеолиту. Кстати, еще в советские времена пещеры и наскальную живопись Гобустана исследовал знаменитый норвежский ученый и путешественник Тур Хейердал, и он высказал предположение, что его предки викинги 2000 лет назад жили на территории Кавказа и Азербайджана.
- Мои коллеги будут счастливы, — говорит Мелек Велизаде, — всем материалам, которые я привезу им. И я уже предвкушаю их удивление, как можно привезти с Севера то, что мы по праву считаем только своим? Это будет им очень приятно.

Мелек Велизаде окончила дирижерско-хоровое отделение Азербайджанской государственной консерватории им. Уз. Гаджибекова.
Руководила несколькими хоровыми коллективами, в том числе детским хором в Баку. Работала дирижером в Турции, Стамбуле. В 2001 году получила второе образование при голландской школе журналистики.
Много лет работала на ТВ и в газетах, была главным редактором. Круг ее тем не ограничивался только музыкой, но именно работая на ТВ, Мелек Велизаде занялась этнографическими исследованиями.
В настоящее время она является ведущим научным сотрудником научной лаборатории Бакинской музыкальной академии им. Уз. Гаджибекова, доктором философии, доцентом.

Автор: Игорь ДАДАШЕВ.
Фото автора.

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите, пожалуйста, необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам. Заранее благодарны!

Оцените, пожалуйста, этот материал по 5-балльной шкале:

5 - отлично

0
0%

4 - хорошо

0
0%

3 - удовлетворительно

1
100%

2 - неудовлетворительно

0
0%

1 - резко отрицательно

0
0%

Голосование завершено!

Средний бал - 3

Всего проголосовало 1 человек

07.07.2017 - 06.08.2017

Комментарии (1):

Kapasev , 08.07.2017 23:46 #

Мракобесием отдаёт. Следовало бы сказать, что между мегалитами и кекурами дистанция огромного размера.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Вверх